Трихология. Красивые волосы – это отражение состояния здоровья человека

Медицина красоты

Тэги: 

Гусейн Фараджов:

В эфире программа «О здоровье и не только с доктором Фараджовым», я – Гусейн Фараджов. Сегодня мы говорим о волосах, о красоте поговорим.

С точки зрения физиологии наличие или отсутствие волос на голове никак не сказывается на нашем здоровье, никакой роли не играет, но, для нашего психологического комфорта и здоровья наличие красивых волос на голове, согласитесь, очень важно. Можно самовыражаться, можно красоваться. Мы не должны забывать о том, что состояние волос может говорить о состоянии здоровья. Сегодня у меня очень интересная гостья Кохас Ольга Алексеевна, можно просто Ольга – врач-трихолог, вице-президент Евразийской трихологической ассоциации.

Ольга, скажите, пожалуйста, насколько распространённая тема? Об этом раньше мало говорили, или у людей не было проблем с волосами?

Ольга Кохас:

Раньше столько проблем, сколько сегодня, с волосами у людей не было. Была нашумевшая, до сих пор живущая установка, что мой папа лысый – я тоже лысый. По сути, призыв к тому, чтобы ничего не делать, и даже не надо выяснять: а твой папа действительно твой папа? Понятно. На сегодняшний день, конечно, статистика ужасающая. В общественном транспорте я вижу насколько, каждый второй человек страдает проблемой выпадения волос, и я уже не углубляюсь при такой визуализации, что там с кожей головы.

Гусейн Фараджов:

То есть чаще это выпадение волос?

Ольга Кохас:

Чаще выпадение волос, да. Но, многие приходят, говорят: «У меня выпадение волос»; начинаешь смотреть, оказывается, не выпадение, а ломкость. Нужно дифференцировать ломкость от выпадения.

Гусейн Фараджов:

Тут важный вопрос: ведь в норме же волосы должны выпадать. Как понять, когда уже беда и надо бежать к вам, искать вас, и когда допустимо? Вы можете немного рассказать?

Ольга Кохас:

Конечно, я должна рассказать, мы должны с этого начать. О том, что написано в интернете, надо не то что забыть, а просто не обращать внимания. Почему? Потому что там пишут: норма выпадения волос – 100 волос. Я всегда говорю о том, что для кого-то 100 волос норма выпадения, для кого-то 10. Призыв к беспокойству ― то, что вы находите большее для себя количество на расческе, в ванной, на подушке, если вы сами моете полы, то замечаете, сколько собственных волос собираете. Это знак и крик к тому, что ваши волосы начали выпадать.

Гусейн Фараджов:

Я вперёд забегу, у меня есть несколько вопросов от людей, которые постоянно смотрят меня, я анонсировал нашу с вами встречу. Вопрос как раз про выпадение: «В течение года у меня умеренное выпадение волос, а осенью половина волос головы остаются в ванной. Это нормально?» Девушка, всё хорошо, вроде бы умеренно, а как осень – большое количество, как вы говорите, она их везде может замечать.

Ольга Кохас:

Мы не знаем конкретно, что у девушки, но, если мы обобщим статистику – почему осенью начинает выпадать больше волос, то, по большому счету, нетрудно догадаться. К лету все худеют, например. Когда к лету все интенсивно начинают худеть, то, естественно, они ограничивают себя в том или ином продукте, в объеме, и ограничение точно влияет на волосы. Если меня посадить на диету, то для меня ничего нет страшнее, чем ограничение в еде. Я поесть люблю. Но нужно понимать следующее. У христиан бывает Великий пост, ещё что-то – тоже происходит весной, но волосы начинают шалить спустя какое-то время после той причины, которая влияет на выпадение волос.

Гусейн Фараджов:

То есть наступление осени не значит, что именно осенью произошло? Все валят на авитаминоз, любимая тема.

Ольга Кохас:

В наше время, мне кажется, наоборот, пожирая витамины, мы губим не только свои волосы, но и другие органы, части и системы. Поэтому здесь важно понимать, что именно надо посмотреть, что с вами происходило весной. Может быть, летом было отравление. К примеру, вы поехали отдохнуть и подцепили вирусную инфекцию, и страшную интоксикацию, проблемы с кишечником, и тоже через 2–3 месяца мы видим такой момент, выпадение волос. Очень важно проанализировать. Не надо говорить о том, что «я вчера понервничала – у меня начали выпадать волосы». Нужно реально проанализировать что было, отступив на полгода, если резко начали выпадать, если резко. Если процесс постепенный, то есть «вроде я не вижу много волос на своей расческе, но резиночка становится мне велика». Значит, нужно проанализировать хроническую причину, то есть что-то вам не хватает, что-то не так в организме.

Гусейн Фараджов:

Можете рассказать про причины выпадения волос?

Ольга Кохас:

Давайте с хронических начнём. Человек может себя прекрасно чувствовать, не подозревая о том, что, например, у него дефицит железа, но при этом нормально, на 100 % он себя чувствовать не может. Признаки дефицита железа, как мы знаем: сухость кожи, вялость, невозможность проснуться – такие состояния, как повод обратиться к терапевту точно. Дальше из хронических что мы будем брать? Проблемы щитовидной железы. Все любят сдать ТТГ и бежать к эндокринологам, но по ТТГ мы не можем ставить диагноз, не имеем права. Нам надо знать и антитела, и Т3 свободный, и Т4 свободный; эти показатели будут достоверными к тому, чтобы ставить диагноз и не начинать судорожно пить препараты от эндокринолога.

Гусейн Фараджов:

Сейчас очень модно самому пациенту приходить в любую лабораторию, сдавать анализы. У них есть комплексы, я могу про андрологию говорить: там показатели не все абсолютно нужные по гормонам, из щитовидной только ТТГ. Пациент получает результат, но там же еще норму пишут. Надо понимать, что норма зависит от того, сколько тебе лет и все остальное. Только ТТГ – у него все хорошо, он успокоился и ушел. Вы сейчас абсолютно правильно отметили, что нельзя работать по одному показателю, в данном случае нужно более глубокое обследование.

Ольга Кохас:

Ладно еще, что он сдал анализ, так он еще самостоятельно начинает себе подбирать препараты и дозу. Конечно, сегодняшние инстаграмные врачи, блогеры-врачи – я категорически против! Надеюсь, законодательство Российской Федерации вступит в права, мы не можем повлиять на Инстаграм, на их правила игры, но, как вы, как разумный врач, относитесь к ситуации?

Гусейн Фараджов:

Очень плохо отношусь. Ольга, как здорово вы об этом говорите, мы с вами подружимся. Я абсолютно противник онлайн-медицины, особенно, для первой консультации. Вообще, законодательно первичная онлайн-консультация запрещена у нас в стране, незаконна. Ты никогда не видел пациента и консультируешь. Дальше, как вы абсолютно правильно говорите, голословность, обобщение: вам всем надо, всем надо худеть, у вас волосы выпадают – принимайте. Я хочу спросить: препараты группы финастеридов?

Ольга Кохас:

Я с большой осторожностью отношусь к препаратам подобного рода, тем более, что они влияют не только на волосы.

Гусейн Фараджов:

Меня и волнует, это будущий импотент.

Ольга Кохас:

Это ваш профиль. Будущий 100 %, но некоторые говорят: ну и что!

Гусейн Фараджов:

Вам приходится его назначать?

Ольга Кохас:

Нет, никогда в жизни! Я такую ответственность на себя не беру, я справляюсь и без таких рекомендаций, даже миноксидил не применяю в лечении.

Гусейн Фараджов:

Самое интересное, что препарат, я не буду его называть, самый популярный. Спросите у любого мужчины, у кого проблемы с волосами, они знают этот препарат. Им назначают четвертинку, «четвертинку принимай и будет хорошо». В то же время хочу сказать, что есть группа пациентов, которым интересно: а как, а что? Никому еще не помогло, абсолютно не помогло. Кроме того, что блокируются свои гормоны, ничего хорошего, собственные гормоны, которые нужны для того, чтобы мужчина был мужчиной. Лысый мужчина тоже годится.

Ольга Кохас:

Он годится, если у него всё остальное в порядке, то есть нижний этаж.

Гусейн Фараджов:

Вы же знаете, считается, что, если мужчина лысый, значит, у него тестостерон высокий, он самый сексуальный. Вы согласны?

Ольга Кохас:

Я соглашусь только с одним, что, если он лысый, тестостерон у него высокий ― значит, он это редко делает, и всё, не более того. Вы андролог, вы же понимаете о чём я говорю.

Гусейн Фараджов:

Я хочу сказать с точки зрения андролога, что есть мужчины с проблемами и лысые, и с прекрасной шевелюрой, и даже с длинными волосами с заколочкой. Длина волос никак, ничего, ни о чем не говорит, ни о тестостероне, абсолютно ни о чём. Какие-то проявления можно поймать, но больше, я думаю, надо обратить внимание, когда теряется оволосение тела, изменяется у мужчин или у мальчиков, а все остальное...

Ольга Кохас:

Про мужчин можно отметить еще следующий момент. По статистике пациентов, кто ко мне приходит, 70 % составляют мужчины. Раньше их днем с огнем не встретишь на первичном приеме. Сейчас я радуюсь тому, что, во-первых, я доказала, что я могу помочь, во-вторых, я доказала, что волосяной покров реально восстанавливается в случае, если ты не делаешь ничего против воли природы. То есть человек приходит, я ему говорю: милый, ты припозднился, я у тебя оставлю волос, сколько есть. У меня есть шутка: «Ты уже не будешь, как на выпускной фотографии», это шутка, но и правда.

Есть разные категории мужчин. Я ловлю на том, что есть подростки, если мы будем связывать с гормонами, то мы все знаем, как происходит слив тестостерона у мальчиков-подростков. Мальчики-подростки порой не могут познакомиться с девушками, есть такой момент; может, воспитание, может, психологически, или опыта не хватает, не знаю. Не суть. Суть в том, что у ребят от 18 до 23 лет хочешь, не хочешь – выпадение волос у каждого второго, абсолютно точно. Когда смотрю дигидротестостерон и свободный тестостерон, я вижу «играй, гормон» вовсю просто. Но, не надо его сбивать, пусть будет так, зачем мы будем нарушать природу? Если в это время ты помогаешь волосам продлить их фазу роста, то всё прекрасно сохраняется, и из свободных фолликул мы получаем.

Другая категория, противоположная, ― мужчины к 50 годам. Я не против возраста, я сейчас о том, что происходит. У мужчины после 50 процессы регенерации, восстановления уже замедленные, их нужно принять как есть. Видимо, у них по природе опять идет гормональный взрыв, всплеск, и тут – седина в бороду, бес в ребро, и прямая дорога к трихологу. Но у мужчин не всегда выпадают волосы из-за гормонального статуса, абсолютно, у них также есть проблемы с железом, с витамином D, также они соблюдают разные диеты, всё то же самое, что и у женщин.

Гусейн Фараджов:

И стрессы в том числе. Играют роль стрессы?

Ольга Кохас:

Стресс больше влияет на иммунитет, стресс может сбить разные системы органов и, конечно, всё отразится на волосах.

Гусейн Фараджов:

Некоторые успокаиваются: у меня был стресс – я теряю волосы, и всё, типа, стресс пройдет и волосы нормализуются. Такое слышишь на приеме.

Ольга Кохас:

Стресс – понятие тоже относительное. Если ты в состоянии хронического стресса, тебя что-то бесит и раздражает в жизни, то избавься от раздражающей ситуации. А есть стресс – потеря близкого, такой стресс я пойму.

Гусейн Фараджов:

Сегодня на приеме у меня был интересный случай, немного отойдём от темы. Пациенту рассказываю, что у него стресс, повышенный уровень тревоги, и надо как-то избавиться от них. Я ему говорю: вам надо совершенно выключить работу, максимально, насколько вы можете, больше отдыхать. Он меня спрашивает: «Гусейн Маликович, а если бы у вас была возможность иметь 5 миллионов или спокойную жизнь – что вы бы выбрали?» Я сказал, что я бы выбрал 5 миллионов. Он говорит: «Я так же думаю, иначе я потеряю 5 миллионов. Мне надо еще 3 месяца пострессовать». С мужчинами тоже разговор может быть разным, но мы нашли выход, он есть. Наверное, вы тоже относитесь к тем докторам, которые разговаривают с пациентами. Очень важно разговаривать с каждым пациентом.

Ольга Кохас:

Вопрос всегда: «А сколько длится консультация?» На что мой менеджер Ира отвечает: «Неизвестно». Во-первых, зависит от того, насколько человек к тебе расположен, какая проблема интересует в большей степени. Я могу разговаривать 10 минут, могу 1,5 часа говорить – не имеет значения, но, главное для меня – всегда выявить истинную причину происходящего на голове человека, в крови человека, где зарыта причина. Это первый шаг к успеху, его абсолютно точно нужно сделать.

Гусейн Фараджов:

Получается, что у мужчин и у женщин одинаковые могут быть причины выпадения волос? Где-то, естественно, играет роль гормональный фон, а в целом одинаковые причины?

Ольга Кохас:

Конечно, абсолютно одинаковые причины. Что радует меня по моей статистике, может, кто-то из коллег согласится: когда смотрю результаты анализов женщин и мужчин, то радуюсь за мужчин – они здоровее женщин. Я не знаю, с чем связано, с отношением к жизни, с нагрузкой, еще с чем-то. Я не думаю, что нагрузка у ответственного мужчины меньше. Я полагаю, что все эти диеты, борьба за фигуру, за кожу, рожу приводит лишь к бедствию, многие системы просто отказываются полноценно работать.

Гусейн Фараджов:

Вегетарианство ― большая проблема, я вижу людей, обращаю внимание, я противник вегетарианства. Индивидуальные ограничения могут быть, но у вегетарианцев всегда есть проблемы с волосами, по моим наблюдениям как врача.

Ольга Кохас:

Конечно, есть и проблемы с волосами. Но, когда они подсаживаются на это течение, по-другому не скажешь, они начинают лучше себя чувствовать, убеждают себя, что это круто, клёво, так все хорошо, я свободен, я не ем трупы животных. Аргументы у всех разные, но надо смотреть отдаленные результаты. Через год, через 2, естественно, организм начинает шалить, но в большей степени у них проявляется заторможенность реакции, вы не замечали?

Гусейн Фараджов:

Да.

Ольга Кохас:

То есть не только волосы выпадают, тут человек может выпадать из обычной жизни в связи с тем, что недополучает то, что полезно.

Гусейн Фараджов:

Абсолютно так, нам дизлайки гарантированы.

Ольга Кохас:

Они всегда нам гарантированы, о чём бы мы ни поговорили. Мы за здоровье.

Гусейн Фараджов:

Скажите, пожалуйста, какие проблемы с волосами или кожей головы могут быть у детей, на что обращать внимание?

Ольга Кохас:

С детьми тоже интересная ситуация. Страдают ли дети? Страдают. Но, в большей степени страдают родители. Что у детей бывает? У них бывает очаговая алопеция. У них практически нет андрогенной, с чем приходится сталкиваться и работать – диффузная алопеция, очаговая алопеция. Почему возникает очаговая? Тут несколько причин, и есть повод для того чтобы задуматься. Самая простая – наличие паразитарной флоры. Деток, особенно после лета, всех надо протравить и со спокойной душой входить в учебный процесс. Не надо, кстати, сдавать анализ на паразитов, могут не найти абсолютно ничего. Нужно сдать общий анализ крови, посмотреть количество эозинофилов, и, если они повышены, есть ребенок не аллергик, то значит, уже что-то завелось. Второй пункт – если ребенок аллергик, или есть атопический дерматит. Естественным образом здесь аутоиммунный процесс, и очаговая алопеция тоже может вылезти. Третий момент – перекормили антибиотиками. Ребеночек заболел, никто не застрахован, курс антибиотиков; также и у взрослых.

Гусейн Фараджов:

У нас страна любителей поглощать антибиотики. Быстро надо. Даже вирус мы полечим антибиотиками.

Ольга Кохас:

Конечно, мы же не понимаем, что здесь бактериальный... Потому что у нас в Инстаграме есть врачи, они всё знают. Задал вопрос там, гинекологу задал вопрос про инфекцию, все «умные». Главное, что все всё знают. Я не лезу, например, в гастроэнтерологию, честное слово!

Гусейн Фараджов:

Я все время живу с правилом: хороший врач – это сомневающийся врач. Когда грань пересекается – врач становится опасным.

Ольга Кохас:

«Я все знаю». Кстати, трихолог обязан работать с разными специалистами, потому что моя задача – найти причину, заподозрить. У всех волосы выпадают по-разному, и по тому, как они выпадают, как давно, резко, не резко, у меня сбор анамнеза очень подробный, я понимаю, куда мы идем за анализами. Я никогда не назначаю анализов на 30 тысяч рублей, лишь бы перестраховаться. По волосам сразу видно, в чем причина. Когда человек приносит мне результаты, я понимаю – его отправить к терапевту, или к гинекологу, или к иммунологу, или к эндокринологу. Мы решим вопрос вместе с сопутствующим специалистом.

Гусейн Фараджов:

Очень часто, когда пациент обращается к трихологам, у него обследование на 3 страницах, и я смотрю – в ужас прихожу. Получается, что-нибудь, да найдём. Вы сейчас сказали об этом, очень важно. Тогда вы мне можете сказать, с чего начать поход к трихологу? Как пациенту понять, что этот трихолог – профессионал?

Ольга Кохас:

Во-первых, нужно понимать, сколько лет он работает трихологом. Очень у многих написано на докторских сайтах: трихолог, стаж работы 20 лет, но человек 20 лет работал гинекологом. У меня вопрос: сколько лет вы работаете трихологом? Мне неважно, сколько лет вы работаете врачом.

Гусейн Фараджов:

Ваша специализация относительно молодая, трихология.

Ольга Кохас:

Конечно, я же закончила курсы примерно в 2003 году, были первые курсы в Москве. Нас тогда выучилось 4 врача, молодая специальность, конечно. Нет никаких учебников, и до сих пор нет, кто-то переписывает. Я зашла в книжный магазин на Арбате, куда уж больше магазин, чем там? Спрашиваю: «У вас есть что-нибудь по трихологии?» Мне же интересно почитать, что к чему. «У нас ничего нет. Секреты бабушки Агафьи, посмотрите здесь». Всё ясно. Откуда молодым специалистам черпать знания? Ниоткуда. Почему-то все, как под копирку, у всех почему-то только андрогенетическое, от андрогенного даже отличить не можем, хотя очень логично: андрогенетическое – в результате генетики, а андрогенное – из-за повышения гормонов. Сплошь и рядом у всех андрогенетическая алопеция. Хотя, она где располагается? На темени, а человек приходит – 100 % диффузная. «Я столько анализов сдала», – говорит, – «у меня нет денег лечить, потому что я много анализов сдала». Хорошо, показывайте – вывалит мне пачку, а там всего лишь надо было один анализ, общий анализ, посмотреть густоту крови, у неё гемоглобин 168.

Гусейн Фараджов:

А какое оборудование в вашем кабинете, и должно быть у доктора для первичного осмотра? Специальный микроскоп или что? Для вас же важно посмотреть сам волос, правильно?

Ольга Кохас:

Я сейчас, наверное, буду ломать стереотипы многих. Я всегда называю прием у трихолога, когда строят фототрихограмму, измеряют диаметр волос, считают, сколько волос в фазе роста и т.д. Да зачем мы должны устраивать шоу для нашего пациента? Чтобы прием врача стоил на 1000 больше? Нам нет разницы, какой диаметр волос, видно, что они истончённые, сухие, безжизненные. Их еще сбривают же, сбривается участок у многих трихологов: «Вы заходите через 2 недели, мы посмотрим, сколько процентов выросло». Послушайте, даже у умершего человека, простите, продолжают расти волосы. Зачем ему через 2 недели к тебе приходить? Человек пришел с жалобой, у него выпадают волосы. Ты видишь, сколько есть свободных фолликул и, пожалуйста, гарантируй ему результат. У меня обычная, простая камера, она выводит на экран. Я смотрю состояние кожи головы, насколько ярко выражено кровоснабжение, мне нужны потенциал роста фолликула. Диаметр – как правило, нет стандарта диаметра. Одному рыжеволосому один диаметр дался, а у блондинок всегда волосы потоньше.

Гусейн Фараджов:

У меня есть вопрос от тзрителя: «Была на приеме у трихолога, аппарат показал закупорку луковиц. Назначили процедуру 2 раза в неделю, 50000 рублей. Дома купить и втирать средство нельзя. Мой вопрос о причине закупорки остался открытым, врач не смогла объяснить. Мне кажется, что нужно воздействовать на причину проблемы, а не последствия».

Ольга Кохас:

Спасибо человеку, который задал вопрос! Когда вы идете в магазин какой-нибудь парфюмерно-косметической продукции, где идёт распродажа или что-то подобное, там тоже девочки стоят с аппаратом и всегда, как один, говорят: это закупорка фолликул. Ладно, девочки говорят, их научили продавать, но, когда так говорит доктор… Конечно, будет закупорка, естественно, но закупорка не приговор, это нормально. Сальная железа выделяет секрет, он скапливается в фолликуле, выходит через устье фолликула. Ну, как же он не будет закупорен? А что вы хотите сделать? Растворить сальную железу, в принципе уничтожить, ― что? Закупорка фолликула не причина выпадения волос, это нормально.

Бывают ситуации: у меня болят волосы, есть такой момент. Я долго думала, как так они болят? Пока не заболели у меня. До меня дошло, что сальная железа начала вырабатывать больше секрета, а устье фолликула узкое, и секрет не выделяется, давит на нервы – и тебе боль в голове, точнее, волосы болят. Опять закупорка, но волосы от этого не выпадают, не надо очищение, еще что-то.

Гусейн Фараджов:

То есть можно обойтись средствами, правильный уход, я так понимаю?

Ольга Кохас:

Если у девушки есть проблема выпадения волос, значит, мы боремся с проблемой выпадения волос, а не боремся ни с какой закупоркой фолликул. Мы боремся, исходя из причины.

Гусейн Фараджов:

Ещё один случай. «У меня не вызывают доверия трихологи, я обратилась в клинику с проблемой выпадения волос. Мне тут же сделали гормональные уколы». Тут я не могу ничего уточнить, потому что не знаю, что за уколы, куда и как. «Причина, диагноз был – аллергия на химию. Без обследования, только по визуальному осмотру. Приговор был следующим: скоро буду совсем лысой, если продолжу пользоваться лаком, краской, лаком для ногтей в том числе. Назначили бело-зеленую диету и травы». Прокомментируйте, пожалуйста, тут множество. Что за гормональный укол?

Ольга Кохас:

Гормональный укол. Во-первых, какая алопеция? Скорее всего был укол, который мы, дерматологи в том числе, используем. Я же изначально дермато-венеролог.

Гусейн Фараджов:

Не называйте препарат.

Ольга Кохас:

Назначаем, потому что он мобилизует силы организма, стимулирует клетки к делению, есть такой укол. Но в своей практике сильно действующие препараты я использую в крайних случаях ― не от того, что я такая хорошая, а такие правила, меня так учили в институте.

Гусейн Фараджов:

Вы, наверное, на первом приеме не стали бы ничего колоть?

Ольга Кохас:

Однозначно нет, на первом приеме я бы разобралась, в чем суть. Тут явно не зеленые продукты надо есть, а надо посмотреть, в чем проблема. У них что ещё? Обследований не было, укол сделали.

Гусейн Фараджов:

Не было, сказали, аллергия на химию. Как раз, можем сразу сказать по поводу лаков для волос, гелей, фен в том числе – насколько они опасны и не нужны для волос, можете рассказать?

Ольга Кохас:

Может, у девушки была проблема кожи головы, или была реальная аллергическая реакция?

Гусейн Фараджов:

Выпадение волос. «Я обратилась в клинику с проблемой выпадения волос».

Ольга Кохас:

Лак влияет на ломкость, есть у меня такое наблюдение. Я частенько бываю в эфирах, и поэтому с моими голосами всегда что-то творят. Даже в Инстаграме уже все знают, что я над этим смеюсь: самый лучший эксперимент, что не вредит волосам, можно проверить на мне. Есть лаки, из-за которых могут ломаться волосы, всё зависит от состава. Но может быть и аллергия на коже головы, конечно. Поэтому все индивидуально, однозначно.

Гусейн Фараджов:

То есть ломкость волос от лака не означает постоянную проблему, а только на какое-то время, правильно?

Ольга Кохас:

Бывает и так, да. Бывает, что ЖКТ надо обследовать, смотреть, как усваивается.

Гусейн Фараджов:

Ей запретили вообще лаком, краской пользоваться, даже ногти нельзя красить. Диагноз: аллергия на химию.

Ольга Кохас:

Может быть, она аллергик изначально, и волосы у неё выпадают как аутоиммунный процесс, надо же посмотреть, почему. Но, если еще девушка, теряя волосы, перестанет пользоваться лаком и красить волосы – для неё будет лишний стресс. Когда у меня пациенты начинают лечиться: «Можно красить?» — «Можно!» Будьте красивы для себя, хотя бы в том, что вы можете совершить чудо, покраситься через полгода. Человек должен себя ощущать комфортно.

Гусейн Фараджов:

А фен вредно?

Ольга Кохас:

Фен – прекрасный инструмент в помощь многим и нам, трихологам.

Гусейн Фараджов:

Каждый день человек моет голову, сушит, и каждый день пользуется – для здорового человека не будет проблем с волосами?

Ольга Кохас:

Даже если у человека выпадают волосы. «У меня сухие волосы. Я вижу они сухие, тусклые». Я начинаю спрашивать: «Вы феном пользуетесь?» ― «Что вы, нет конечно, это очень вредно». Я: «А теперь начинаем пользоваться феном!» Сразу круглые глаза: ты что вообще за доктор? Надо запомнить, закон физики вспомнить. Этого в школе не преподавали конечно, но, если волосы будут сохнуть свободным путем, самостоятельно, то собственную влагу волос вытянет еще больше. То есть, феном мы и фиксируем, и высушиваем то, что получили в процессе мытья. Если мы не будем сушить феном, то вытянем еще собственную влагу, и волосы, которые не подвержены фену, намного хуже, чем наоборот. К тому же фен – это шикарная укладка, без фена невозможно.

Гусейн Фараджов:

Вы за красоту?

Ольга Кохас:

Я за, да, конечно, я за красоту, однозначно. Феном я пользуюсь. Голову я не мою каждый день, кстати.

Гусейн Фараджов:

Простите за подробности, я 2 раза в день голову мою, утром и вечером. Это вредно?

Ольга Кохас:

Не вредно. У меня был клиент, и я его спрашиваю: «Как часто вы моете голову?» Всё-таки, для трихолога это признак. Он меня спрашивает: «А вы?» ― «Я – раз в 3-4 дня». Я поняла, что у него вдруг возникло ко мне какое-то странное чувство. Он был крайне расстроен, что, оказывается женщины не моют голову каждый день. Суть в том, что голову нужно мыть по мере необходимости – это пункт А. Если вы себя чувствуете комфортнее с головой, помытой 2-3 раза в день – пожалуйста, мытьё абсолютно никак ни на что не влияет. Ни на ваше состояние, ни на состояние ваших волос, они не начинают выпадать и прочее. Тренируйте кожу головы, знаете такое выражение?

Гусейн Фараджов:

Нет, что-то новое. Это как?

Ольга Кохас:

Есть такое веяние, что если ты будешь тренировать кожу головы, не мыв её каждый день, а потом раз в 3 дня, потом раз в 10 дней, потом раз в 2 недели, то ты регулируешь сальную железу к тому, что она перестаёт вырабатывать секрет. Но, а как же, простите, пыль дорог российских, к примеру? Она что, не оседает, что ли, вообще? Наволочку только менять надо будет чаще, чем вы голову моете что ли? Всё, о чем я сейчас рассказываю ― бред, если вдуматься.

Гусейн Фараджов:

Я вас слушаю и все больше убеждаюсь, что очень важен индивидуальный подход в каждом случае, массовость в медицине никак не годится. Есть, конечно, общие рекомендации, мы их должны придерживаться, но каждый случай требует... Я понимаю, вам даже сложно отвечать на вопросы, потому что я не знаю подробностей.

Ольга Кохас:

Мне же надо потрогать, понюхать.

Гусейн Фараджов:

У меня есть фокус-группа, я всегда там спрашиваю, что и как интересно, какие вопросы. У людей много чего есть сказать, и чаще всего про недоверие к вашим коллегам, большая проблема.

Ольга Кохас:

Я не хочу никого обидеть, но у меня есть одно желание. Нас, трихологов, не так много, тех, кто занимается волосами – полно́. Сейчас в косметологии некий кризис, но кризис финансовый. Может быть, действительно, люди за естественную красоту стали, я не знаю, в чем проблема. Многие косметологи ушли в трихологию, но, как они ушли? Они предлагают мезотерапию – моя ненавистная процедура. В частных клиниках она очень популярна, панацея от всех проблем с волосами. Но, если каждому сейчас дать повод задуматься, что такое мезотерапия, ― это же не только укол в голову, который доставляет витамины. Это вкол, отёком вызывается воспаление, все врачи знают, патофизиология. Отек сдерживает волос, который хотел бы уже выпасть, ему что тут уже делать, у него фаза выпадения. Вдруг его отёком сдавили. На следующее утро человек просыпается и думает: какой прекрасный доктор, какой препарат! Так он радуется примерно до следующей процедуры. Вам опять те же волосы сдерживают, но, заканчиваются 8-10 процедур, и ко мне приходят с запросом: мне так помогла мезотерапия, сделайте, пожалуйста! Погодите, давайте разбираться. Отек сходит, и волосы, естественно, выпадают, куда им деваться.

Но, я часто говорю о том, что самый большой вред мезотерапии в том, что новые волосы не вырастут. Отёк свободных фолликул не пройдет. Я не против мезотерапии, это прекрасная косметическая, поддерживающая процедура, как иглорефлексотерапия. Сразу идет прекрасная реакция, происходит агрегация тромбоцитов, идёт иммунный ответ, у кожи есть местный иммунитет, мы не можем отрицать, клеточки начинают работать. Ты можешь хоть физраствор колоть.

Гусейн Фараджов:

Спасибо. Еще вопрос: «Как правильно сушить волосы? Следует использовать полотенце или нет? Есть поверье, что полотенце ломает волосы, вредят средства укладки, пены и все остальное». Правда ли, что нельзя вытирать волосы полотенцем?

Ольга Кохас:

Всегда вытирали волосы полотенцем, чем их еще раньше вытирали? Может, полотенца были другие. Мы вымыли голову, точнее, мы вымыли кожу головы, сполоснули бальзамом, правило такое, мы отжали волосы в ванну, и всё равно мы должны, извините, напялить полотенце, никуда ты не денешься.

Гусейн Фараджов:

Может быть, имеется ввиду, насколько интенсивно?

Ольга Кохас:

Промокну́ть. Мужчинам интенсив, кстати, очень прекрасно, как трение, как массаж кожи головы, почему нет? Но женщинам, наверное, поаккуратнее надо быть, особенно, когда волосы окрашены, повреждены. Но, однозначно, надеть полотенце, промокну́ть, походить минуты 3, не больше, снять и высушить феном, опустив голову вниз. Мы направляем поток воздуха от корней к кончикам, чтобы закрыть кутикулу. Сначала просушить, а потом уложить. Укладывать мокрые волосы я запрещаю.

Гусейн Фараджов:

А средства, пены, которые используются женщинами, да и мужчинами, вредны?

Ольга Кохас:

Есть стайлинг как защита от термоинструментов. Лучше их использовать, чем не использовать. Можно и на влажные, способ применения всегда написан на этикетке. Нет никакой катастрофы, наоборот, лаборатории работают, если пишут «защита», значит, должна быть защита.

Гусейн Фараджов:

Продается шампунь в «Ашане» за 100 или за 50 рублей и продается в другом магазине 2000 рублей – есть ли разница? На что человеку обратить внимание, когда покупает шампунь?

Ольга Кохас:

Вообще, я всегда говорю: обратите внимание на производителя, на бренд. Бывают же всякие производители, в Подмосковье есть хорошие разработки, но бренд никогда в жизни не выставит на полку то, что может потом дать дурную огласку. Если он что-то производит, то там есть соответствующие свойства. Насколько массово, насколько дешево изначально – уже не к нам вопрос. Есть профессиональные средства, есть средства масс-маркет. Всё опять индивидуально. Бывает, купишь помаду за 100 рублей в Duty Free, и она так прекрасна! У тебя спрашивают: что у тебя за помада, весь вечер ешь, а она держится. За 120 рублей. Так же и здесь. За 100 рублей можно и выкинуть, в конце концов.

Гусейн Фараджов:

Наверное, найти свое средство, которое подойдет. «Что помогает укреплять, а главное, в кавычках, «подкармливать» волосы? Можно ли разбудить спящие луковицы, если да, то чем?»

Ольга Кохас:

«Подкармливать» – моё любимое выражение, мы кормим волосы, это правда. Во-первых, они реально нуждаются в кормлении, их надо раз в полгода чем-то сдабривать. Они же растут. Понятно, что все зависит изнутри, но снаружи их тоже надо усилить. Чем? Опять, если вопрос профилактики, то, по большому счету, годится всё, что имеет в составе стимулятор – кофеин, никотиновая кислота. Кстати, никотиновую кислоту, купленную в аптеке в чистом виде, категорически запрещаю втирать в кожу головы, потому что происходит ожог кожи, усиление регенерации, ничего хорошего. Если она будет в составе препаратов в концентрации по ГОСТу, то отлично. Всё, что стимулирует кровообращение, дает приток, даёт питание. Если мы его усилим, то мы усилим питание фолликула. Поэтому, какой стоимости средство ― опять можно подумать, что ампула за 24000 лучше в аптеке, нежели за 100 рублей. Конечно, цена всегда зависит от состава, факт. Производитель не может положить на 50 рублей, а продать за 70, не может он этого сделать. Но он может проложить на 50 рублей, а продать за 2000. Вопрос рынка – каким путем мы идем к продажам. Поэтому, что втирать – лучше, конечно, посоветоваться с врачом, потому что всё зависит от проблем и причин, от типа волос и чего вы хотите в результате добиться. Спящий фолликул… Есть открытый фолликул, то есть из него выпал волос, и он еще готов продуцировать следующий. Из одного фолликула вырастает 36 волос в течение жизни каждого человека, поэтому, чем раньше начинаем ― тем быстрее начнем стимулировать рост новых, тем большее количество сохраните.

Гусейн Фараджов:

«Если постричься налысо, начнут ли расти более крепкие волосы?»

Ольга Кохас:

Во-первых, сразу обращение к нашим слушателям, что брить ребенка. Помните, бреем ребёнка...

Гусейн Фараджов:

В моей культуре до сих пор есть. Бреют детей по-разному, обычно в годик.

Ольга Кохас:

В моей культуре тоже есть. Например, культура еврейского народа гласит, что ребенка надо стричь в 4 года. Давайте отвлечемся от белого халата, которого на мне сегодня нет, поэтому можем заявить о том, что волосы ― это энергетическая часть. Ты постригся – тебе стало здорово на душе. Волосы хранят информацию, мы не можем отрицать. Евреи говорят о том, что это энергетика, здоровье, чем позже ребенку пострижешь, тем лучше. Возможно, ничего не доказано; своего младшего ребенка я действительно первый раз постригла в 3 года. Он такой мальчик, трихолог, кстати, у него красивые волосы, но не потому что... Знаете, что дано вашему ребенку генетически, то и будет, не надо ничего брить, издеваться. Лучшие фотографии детства испорчены. Ну, что это вообще?

Гусейн Фараджов:

Так же получается у взрослого: брей, не брей, если есть проблема – она всё равно есть.

Ольга Кохас:

У меня недавно был случай, два даже. Пришла женщина после онкологии, у неё была химиотерапия, и начали выпадать волосы; картина не очень приятная для многих, ей посоветовали их сбрить. Давайте разбираться. Есть волос в фазе роста, есть волос в фазе покоя, есть в фазе выпадения. Все они, по большому счету, снаружи. Если волосы сбрить, то мы не можем вытащить волосы, которые в фазе покоя, а нам их надо вытащить, освободить фолликул. Поэтому, когда вы видите, что выпадают волосы – не надо психовать и бежать сбривать, пусть выпадут те, которым положено, на их месте мы вырастим новые. Бриться –не выход из ситуации, и не метод лечения.

Гусейн Фараджов:

«Какова вероятность того, что пересаженные волосы будут тоже выпадать?» Трансплантация волос сейчас тоже популярная тема?

Ольга Кохас:

Есть одна страна, один город на карте. Там сплошь и рядом ходят мужчины с перемотанными головами. Кто не знает, приезжают и не могут понять, что тут вообще было, может, теракт какой. Во-первых, здесь кому-то дорого, они едут туда. Во-вторых, якобы там у них рука уже поставлена, поток, делают лучше. Видела работы, могу сравнить с тем, что делают здесь, и с тем, что там, но, со всей душой не происходит этого даже эстетически, разница есть. Он приехал, у него даже тип лица изменился, появляется резкая граница роста волос.

По большому счету, если вы надумали делать операцию – пройдите сначала физиотерапевтический курс, чтобы мы извлекли волосы в фазе выпадения. Иначе ты приезжаешь – у тебя картина маслом: одни растут, другие выпадают, но их еще не видно, тебе пересаживают. Те, что выпадают – опять выпадают, начинается какое-то «лыко-мочало, начинай сначала». То есть нужно приехать с истинной картиной тех волос, которые остались в росте, как рекомендация. Отдаленные результаты видела – все равно выпадают, природа берет свое, ребят, что тут уже говорить. Ну, походишь ты 5 лет с волосами, согласна, потом готов ехать еще раз? Езжайте, проблем нет, но донорская зона тоже исчезает.

Гусейн Фараджов:

То есть, тоже для начала разобраться в причинах. Как, наверное, в нашей специализации – мы сначала лечим терапией, если нет – то уже нож. Я думаю, в данном случае так же.

Ольга Кохас:

Особенно для мужчин, есть такая пересадка – в рубцы. Бывают ситуации, когда остаётся рубец на коже головы, на нём нет волос; я считаю, что пересадка – прекрасный способ. Сейчас ресницы пересаживают, брови пересаживают. Ну, а что, если не дано природой – пожалуйста!

Гусейн Фараджов:

Скажите по поводу седины волос. Ранняя седина появляется у мужчин или у женщин – что за проблема, с чем может быть связано?

Ольга Кохас:

Седина ― не проблема, она лишь означает, что пигмент перестает вырабатываться и волосы приобретают обесцвеченный вид, но нужно задуматься о том, насколько рано она началась. Если седина началась рано, получается, что либо отягощенная наследственность – у мамы, либо у папы рано, либо не хватает меди. Это первый признак, нужно сдать железо и медь, и посмотреть, в каких границах они находятся. Если железо низкое, медь, как правило, тоже низкая. Седина у девочек, у которых ферритин ниже плинтуса, потому что она не ест трупы животных, например, у нее и седина появится раньше времени. Конечно, стрессовые ситуации не исключены, потому что при стрессе сужаются сосуды, нарушаются обменные процессы, и депигментация бывает очень часто.

Гусейн Фараджов:

Спасибо, Ольга, вам огромное! Мне было очень интересно с вами, я надеюсь, что нашим зрителям было с нами интересно. Я надеюсь, что вы еще придете ко мне в гости.

Ольга Кохас:

Отлично, когда будет вопрос-ответ, как блиц – это здорово, каждый услышит ответ на свою ситуацию. Спасибо, что пригласили!