Превентивная косметология 2020

Медицина красоты

Тэги: 

Алексей Гребнев:

Друзья, приветствую всех, канал Mediametrics, передача «Долголетие в бизнесе», я ведущий Гребнев Алексей, и, открывая свою программу, хотел бы сегодня представить двух наших замечательных гостей. Елена Губанова, которая является доктором медицинских наук, профессором, врачом-дерматологом, косметологом, человек, который очень много сделал для эстетической медицины, и это сложно переоценить, но по ее учебникам учится большая часть наших сегодняшних врачей, которые хотят получить эти знания. Елена любезно пригласила Дмитрия Клабукова, который является генеральным директором компании «КИТ МЕД», это аппаратные методы на нашем эстетическом рынке. И диалог мы поведем в сторону персонифицированной косметологии и вспомним все, что было у нас на протяжении того времени, когда дерматология переходила в косметологию, аппараты из салонов передвигались в медицинские центры и становились лицензированными.

Елена Губанова:

Здравствуйте, спасибо, что пригласили, для меня это очень ценно, потому что впервые, давая интервью, ты думаешь, куда дороги заведут, какие неожиданные вопросы будут, но я постараюсь быть предельно откровенной и честной в своих умозаключениях и посылах.

Алексей Гребнев:

Дмитрий, Вам не впервой, мы уже эфир с Вами делали, говорили тогда глобально об аппаратах. Давайте вместе попробуем собрать картинку, что же изменилось и какие на сегодняшний день в программе 2020 изменения произошли. 20-е годы очень характерны. 20- годы предыдущего века и 20-е годы нынешнего века – совершенно два разных образа красоты, два разных образа людей. Сильно изменилось все в эстетической медицине с 90-х, 2000-х?

Елена Губанова:

Этот вопрос задает практически каждый специалист, и бесспорные изменения происходят и по сегодняшний день, потому что это в первую очередь бурно развивающаяся новая молодая отрасль, подчеркиваю – отрасль медицины, куда инвестируются огромные деньги и тратятся огромные деньги, используя средства косметологии.

Косметология – это прежде всего логия, эта наука, и наука о том, как устранить, скорректировать косметические, эстетические недостатки, найти лучшие методы и способы терапии, и учитывая, что это терапия желания и мотивации, а не скорая помощь, это должно быть безопасно и эффективно. И средства, которые мы имели 20 с лишним лет назад, с 1991 года я косметолог, у нас была механическая дермабразия, электрокоагуляция, где мы удаляли новообразования кожи, криомассаж, криодеструкция, маски, разные уходовые процедуры.

Алексей Гребнев:

То есть инъекционных методов не было?

Елена Губанова:

До 1994 года.

Алексей Гребнев:

Гиалуроновые кислоты, ботулотоксины, филлеры – тогда даже речи не было?

Елена Губанова:

Совершенно верно, мы даже не представляли, как можно исправить морщины с помощью инъекций, и это было чудесное открытие благодаря неврологам, которые использовали ботулинотерапию для лечения заболеваний глаз, и было открытие, что вместе с устранением проблем со зрением и такого заболевания, как блефароспазм, устранялись морщины вокруг глаз. Вот это открытие, которое послужило очень мощным двигателем инъекционных методик, вошло активно в нашу жизнь примерно с 1995-1996 года, и одновременно появились аппараты СО2, лазеры, которые открыли феерические возможности для нас, специалистов, которые сегодня, в апогей развития этого метода, владеют самыми жесткими технологиями, когда мы можем снять всю кожу, снять опухоль, разрезать, устранить, и сейчас, работая щадяще, мы можем творить чудеса. Сегодня сделал лазер, инъекцию, а завтра вышел в свет моложе на 10 лет.

Алексей Гребнев:

Дмитрий, работая 18 лет в бизнесе, Вы начинали с лазерных аппаратов?

Дмитрий Клабуков:

Начинали мы не с лазерных, а с комбинаций, мне повезло, что мы начали работу с инноваций в этом направлении, хотя 2002-2004 год, когда мы начали работать на этом рынке, как таковых аппаратов было довольно мало, технологий и представленных аппаратов на рынке было 1, 2, 3, поэтому выбирать раньше косметологу было гораздо проще, нежели сейчас, когда предложений сотни. Мы начали с технологии элос – это совмещение света и радиочастоты, то есть то, что давало преимущество уже на том этапе. На рынке уже тогда были и лазеры, и СО2, и аппарат для радиочастотного лифтинга, термаж, то есть рынок начал формироваться.

Алексей Гребнев:

Но активно пользоваться пациент на тот момент не собирался этими технологиями.

Елена Губанова:

В 90-х годах у нас только была проба пера, мы, набирая опыт, получали много разных ошибок, в том числе осложнений, которые позволили нам более научно, обоснованно подходить к внедрению той или иной технологии, которая завозилась из-за рубежа. Но следует отметить, что инновационные технологии порой зарождаются здесь, у нас, сегодня, и благодаря фундаментальным знаниям физики, медицины у истоков таких инновационных технологий, как лазерная медицина стоят русские ученые, за что большая гордость у российской школы косметологов, она достаточно серьезная, сильная, и я уверена, что она конкурентоспособна на мировом рынке.

Алексей Гребнев:

Мало того, что конкурентоспособная, давайте скажем, что в апреле месяце русская школа косметологии выезжает в Монако и имеет свою целую сессию, где очень интересные доклады, которые говорят о том, что мы уже сделали здесь.

Но возвращаясь к первоистокам, в 90-х годах никто не хотел быть косметологом,  никто не понимал, где эти косметологические центры в таком объеме. Была хирургия, которая даже не была выделена в полноценную пластическую эстетическую медицину. Что поменялось, как Вы получали залы? Ведь первоначально, если бы в 90-е Вы начали рассказывать о том, чем Вы занимаетесь, то слушало бы человек 20. Если выйти сегодня на сцену, Вас будут слушать больше тысячи врачей, которые захотят воспользоваться Вашими знаниями, получить Ваш опыт.

Елена Губанова:

Косметологию начала 90-х я бы назвала отчасти примитивной косметологией, и открывая свой частный кабинет в академической структуре, будучи кардиоревматологом в Институте ревматологии Академии наук, я удаляла папилломы и бородавки, делала маски, массажи, и все были счастливы и довольны. В кожвендиспансере на Красной Пресне, Большая Грузинская, дом 9, мы также открыли первую частную медицину, где в одном частном кабинете мы лечили венерические заболевания и официально лечили анонимно сифилис, а с другой стороны я занималась косметологией. Основной поток пациентов ко мне, процентов 70, был с удалением новообразований везде, это была основная специальность врача дерматолога-косметолога, это фундамент, который мы должны делать успешно и детям, и взрослым. На самом деле, эта проблема до сих пор стоит, эстетика внешняя все равно видна, и мы должны удалять все эти некрасивые новообразования.

Алексей Гребнев:

Мало того, мы должны научиться правильно диагностировать, ведь несмотря на то, что время изменилось, мы очень поздно диагностируем наличие меланомы. И если возьмем по причине смертности, то такой диагноз, как меланома, вроде бы безобидное первоначально родимое пятно, которое может перерасти, вошло в пятерку самых агрессивных заболеваний.

Елена Губанова:

Это очень важная тема. Вот это направление очень востребовано сегодня во всем мире, потому что развитие онкодерматологии – это одна из нужных областей, где мы реально можем предотвратить и устранить самый страшный молниеносный рак – рак кожи. И в нашей стране этот день проходит бесплатно каждый год, наша клиника и многие клиники нашей страны участвуют в этом Дне открытых дверей, где каждый житель города, страны может получить бесплатную консультативную помощь дерматолога, дерматоонколога, косметолога, онколога, полностью показав свое тело. Осмотреть дерматоонколог, дерматокосметолог может с помощью специальных инструментов. Поэтому диагностическая часть этого вопроса в дерматокосметологии стала очень важной образовательной составляющей в плане профессионализма врача, поэтому косметолог – это понятие очень многогранное, потому что мы занимаемся разными направлениями эстетики, в том числе и опасными. И здесь вот эта грань, где мы можем, а где нам нельзя, и как нужно предотвратить и научить правильно обращаться с визуальными инструментами доктора, который сегодня встал на путь косметологии, диагностическими аппаратами, препаратами, не говоря о том, что мы все можем считать с кожи, вплоть до возраста внутренних органов и что у нас внутри.

Алексей Гребнев:

Как раз грань где можно и нельзя является самой актуальной, сегодня очень большое количество врачей, они видят, что происходит в коммерческих центрах, заработные платы отличаются от других специальностей, достаточно модные, красивые, публика присутствует, и у них жизнь вроде бы хороша. Всем же кажется, что ты завтра прошел переподготовку, как это было разрешено раньше, то есть ты на диплом дерматовенеролога получил диплом косметолога, и все это проходило быстро, даже иногда очень быстро, даже не всегда посещая все, что должен знать специалист, мы получали вот эти заветные бумажки и дальше хотели научиться, и учиться они шли к Вам, потому что Вы стояли у истоков тех книг, по которым учились люди, и одна из книг, с которыми лично я столкнулся, это все, что было связано с губами.

Елена Губанова:

Мне приятно, что Вы даже на эти детали обратили внимание, потому как это на самом деле для меня было событием. Я написала первый атлас по губам «Губы. Формы и старение», который напечатан на английском и французском языках.

Алексей Гребнев:

На тот момент, когда Вы начали это все описывать, не были распространены анатомические курсы, которые сегодня легли в основу образования каждого успешного врача, несмотря на их стоимость. Эти курсы стали выезжать за границу, Вас приглашают преподавать, потому что Вы стояли у тех истоков, которые и трансформировали всю нашу эстетическую медицину в то, что мы видим сегодня. И хорошо, что есть поставщики оборудования, которые со своей стороны привозили те аппараты, которые просили апробировать. У нас есть человек, который мог найти эстетическую методику, изучив ее по заданным параметрам, привезти к Вам и попросить ее сюда трансформировать. Мы первоисточники, методы никогда не хотели дорабатывать, мы никогда не хотели их ставить на производственный масштаб и дальше доказывать это наукой, как здесь. Дмитрий, Вы привозили аппараты на российский рынок.

Дмитрий Клабуков:

Процесс внедрения аппарата на рынок довольно-таки сложный.

Алексей Гребнев:

Давайте конкретно возьмем один аппарат и на примере этого аппарата разберем, как Вы обращались в эстетическое сообщество. Я напомню, что в нашей студии находится Елена Губанова – доктор медицинских наук, профессор и тот человек, который по достоинству может сказать: вам в Россию или вам в России делать нечего.

Дмитрий Клабуков:

Процесс регистрации аппарата состоит из нескольких этапов. На моменте регистрации мы проходим как технические испытания, так и клинические. И на моменте клинических испытаний мы обращаемся в специализированные институты и к докторам, которые могут провести данные испытания и дать резюме данного аппарата, является ли он безопасным, является ли данная технология эффективной. Только после данного резюмирования специалистами и экспертами аппарат дальше проходит регистрацию и получает ее.

Алексей Гребнев:

Давайте поговорим о результативности. Вы выводите технологии, но технология технологии рознь, вроде бы заявлена одна, но один аппарат будет решать эту задачу, а другой нет. Как Вы на примере чего-то, обращаясь в профессиональное сообщество, получаете обратку?

Дмитрий Клабуков:

Для того, чтобы врачи могли воспринимать, что данная технология может применяться, нужно ли ее применять, изначально важно услышать от экспертов их мнение, а эксперт – это тот человек, который перед нами. Елена Ивановна — тот эксперт, который с 90-годов уже…

Алексей Гребнев:

Она не только одного на экзамене может запороть, она может и про аппараты точно так же сказать, что я с этим буду работать, а с этим нет.

Дмитрий Клабуков:

Поэтому мнение эксперта на первом этапе внедрения технологии на рынок очень важно, потому что эксперта слушают те врачи, которые в дальнейшем будут работать или внедрять в свою практику. Поэтому для нас, как для компаний, продающих оборудование, внедряющих новые технологии на рынок, очень важно тесно работать с экспертом.

Елена Губанова:

Экспертное мнение очень важно для будущего. Эксперты обязаны иметь общие представления, что происходит на мировом рынке, обязаны владеть как минимум тремя хотя бы подобными технологиями, чтобы их сравнивать, если только она не впервые. Например, когда мы ввезли термаж и апробировали, мы были настолько впечатлены результатами, но когда появился игольчатый RF, мы еще больше были впечатлены. 10 лет прошли на термаже, а сейчас RF-технологии, которые могут дать гораздо лучше, больше, безопаснее и эффективнее, мы даже не предполагали. Развитие непрерывное, и мы непрерывно следим за тем, что происходит на мировом рынке, и общество эстетической медицины, которое возглавляет Ольга Сергеевна Панова, ей уже или еще 80 лет, если мы говорим о зрелом возрасте, ей огромное спасибо, она дала начало технологии внедрения на российский рынок, когда привозился первый СО2, благодаря ей мы узнали об этой технологии.

Когда внедрялись новые инъекционные технологии, мы также строили вместе с неврологами, ботулинотерапия – это серьезные лекарства, а лекарства инъекционные требуют определенного лекарственного введения на рынок терапии, тем более косметологии. И вот этот процесс, когда мы не просто практикуем, а научно доказываем эффективность, безопасность метода, а сейчас уже и говорим о комбинации и синергизме нескольких методов, потому что мы не можем однонаправленно лечить кожу, устраняя косметические недостатки, мы делаем инъекции, мы делаем пилинги, мы прописываем космецевтику, мы делаем аппаратные методики, и сегодня косметолог – это универсальный специалист, который может очень многое, и чтобы уметь многое, надо быть опытным и знающим, понимать, что, где, когда, куда, для этого и существуют курсы анатомические, кадавер-курсы, и огромное спасибо, что сейчас мы начинаем учить по-новому. Мы, эксперты, сами учимся по-другому, и уже через призму знания и фундамента, который мы имеем на протяжении 20 лет, мы можем учить молодых специалистов, как не навредить и как предотвратить, как избежать ошибок, которых сегодня накапливается все больше и больше, потому как эта очень модная отрасль медицины становится настолько востребованной среди современных женщин, что открывается практически в каждом квартале, на каждой улице, в каждом жилом комплексе либо салон красоты, либо клиника красоты.

Алексей Гребнев:

Что открывается и что получает документы, не всегда соответствует. Второй момент – все-таки открываемое будущее предприятие рассчитано на коммерческую стоимость, то есть оно должно закупить технологии либо же говорит о том, что зачем вам технологии, как это часто происходит, если нет возможности или отлицензированы 1-2 кабинета, мы сейчас все решим с помощью основных аппаратов.

Елена Губанова:

Аппарат аппарату рознь, есть бытовая техника, которая может существовать в условиях салона красоты, а есть технологии, которые требуют отдельного помещения, определенного стандарта, который соответствует квадратуре воздуха, это опасные технологии, определенные санэпидрежимы, и взять такую ответственность перед пациентом могут только серьезные клиники.

Алексей Гребнев:

У нас в гостях Елена Губанова — доктор медицинских наук, профессор, врач-дерматолог, дерматокосметолог, и Дмитрий Клабуков – генеральный директор компании «КИТ МЕД», который на протяжении 18 лет помогает рынку эстетической медицины быть качественно оснащенным и на передовой всех новинок. Начиная с 2019-го года Дмитрий взял на себя вектор – это конгрессы, конференции, образование не только для врачей эстетической медицины, но и для менеджмента, владельцев центров эстетической медицины.

Дмитрий Клабуков:

Есть такое направление, потому что если мы будем работать и давать какую-то информацию руководителям, они смогут более правильно вести данный бизнес, в том числе и в рамках его медицинской части. Есть нормы и есть требования, которые обязательно нужно соблюдать. Много что открывается, много что закрывается, и в большинстве своих случаев это не соответствует тем требованиям, которые должны быть, поэтому мы и взяли курс на освещение данного вопроса для руководителя.

Алексей Гребнев:

Это важно, потому что большая часть руководителей медицинских организаций обязаны иметь на сегодняшний день отношение к медицине, и у Вас, Елена Ивановна, одно из образований – это организация здравоохранения.

Елена Губанова:

Если говорить о специализации, многостаночники получаются в плане образования. Первое – это фундаментальное образование, это дерматовенерология, на этой основе уже получается косметология, косметолог должен работать с аппаратами, иметь знания по физиотерапии, то есть мы еще и физиотерапевты, и организация здравоохранения, чтобы быть руководителем. Но моя профессиональная деятельность как руководителя сводится примерно к 30 процентам активности, потому как генеральный директор, который должен быть обязательно профессиональным экономистом и менеджером, помогает все правильно организовать, и организация здравоохранения сегодня претерпевает в области многих отраслей медицины изменения. И мне кажется, сейчас мы живем в то самое интересное время, где мы, не переставая учиться и уча других, взрослея и выводя наши знания на другой уровень, должны правильно выстроить новую систему образования по типу МВА. Я знаю, что Дмитрий повышает очередной свой уровень квалификации на этом поприще, и это очень важно, вот этот синергизм нескольких специальностей.

Хотя наша кафедра непрерывного медицинского образования, кафедра кожных и венерических болезней с курсом косметологии при Московском государственном институте пищевых производств, который возглавляет уважаемый профессор Гладько Виктор Владимирович, у нас 10 докторов наук, 8 профессоров, у нас старая легендарная российская школа дерматовенерологии, на которую красивой шапочкой или короной легла специальность косметологии, мы очень гордимся своим составом, и будучи в рядах таких высокоуважаемых специалистов, я хочу сказать огромное спасибо своим учителям Ольге Сергеевне Пановой, Светлане Андреевне Масюковой и нашим соотечественникам, которые в школе дерматовенерологии дали косметологам фундаментальные знания, которые уже потом послужили необходимым началом для хорошей, правильной, этической и эстетической косметологии. Мне хочется, чтобы специалисты, которые овладевают новыми технологиями, старались учиться у лучших, и сейчас эта возможность есть, все больше открывается возможностей с помощью компаний, которые привозят эти технологии, и они приглашают лучших и обучают в лучших центрах, в лучших площадках, начиная с симпозиумов и конгрессов, и мы переходим на просторы Монако, Парижа, хотя мы уже давно там, с 2002 года.

Алексей Гребнев:

Давайте вернемся к тому, что, имея организацию здравоохранения, это позволяет Вам быть главным врачом, поэтому большая часть эстетических специалистов, будучи пластическими хирургами, косметологами, дерматовенерологами, эндокринологами, которые сегодня превентивно заходят в эти центры, все-таки должны иметь организацию здравоохранения, для того чтобы быть главными специалистами в своей организации, быть главным врачом, генеральным директором. И врачебная комиссия – тоже немаловажный факт, потому что мы изменились, и мы сказали о том, что мы сильно изменились от того рынка, который раньше назывался салонами красоты, у нас получились медицинские лицензии. Поэтому мы должны вести пациентов по протоколу, то есть фактически мы подписываем с ними договор оказания платных медицинских услуг. И тут возникает вопрос – мы же ему диагноз должны поставить, здесь уже эстетика, которая решалась в салонах красоты, приобретает медицинские значения. Как на сегодняшний день аппаратные методы вошли в МКБ, как мы их сегодня видим? Мы же ставим какие-то диагнозы и подбираем методы, которые зарегистрированы в России.

Дмитрий Клабуков:

Здесь этот вопрос лучше адресовать экспертам, которые пишут те заключения, к какому методу это относится, потому что когда мы привозим аппарат, мы привозим технологию, мы показываем эффективность, безопасность, мы разрабатываем методики применения опять же с экспертами, и заключительно эксперты должны сделать назначения, к чему эта методика или данный аппарат будут относиться. Здесь мы не выбираем, здесь уже выбирают экспертное сообщество и те эксперты, которые работают на клинических испытаниях.

Алексей Гребнев:

Что делают эксперты?

Елена Губанова:

Эксперты создают консилиумы и экспертную группу сообщества, где на определенном уровне допускает наше государство создать условный стандарт оказания той же косметологической помощи, где прописывается понимание, какая должна быть клиника, какая квадратура, какие кабинеты, какие специалисты, какие аппараты, какие диагностические приемы мы должны использовать при постановке диагноза. И также диагноз по МКБ, соответствие с атрофией или старческой атрофией кожи, старение, новообразования, мы четко должны понимать на основании чего мы назначаем ту или иную процедуру, ту или иную технологию и насколько эта технология на сегодняшний день зарегистрирована правильно. Всегда нужно иметь выбор, не только один препарат, не только одна технология, а мы информируем наших пациентов о возможностях, то есть мы можем дать вот эту технологию, мы можем решить вашу проблему таким способом, мы можем решить синергично в комбинации с несколькими способами, но подчеркиваю, что косметология – это не та часть здравоохранения, государственная часть всегда была отдельно, мы самореализующаяся, самообеспечивающая система здравоохранения, которая регулирует определенное взаимодействие с пациентом, они всегда были и будут платные, потому что это не злокачественная опухоль, хотя мы предотвращаем это, и это не то, что требует неотложной медицинской помощи. Сейчас медицинское сообщество, особенно дерматовенерологи, специалисты и эксперты, профессионалы первого, второго, третьего меда, всех учреждений и медицинских вузов страны озабочены написанием аспирантских работ, и по постановке диагноза сейчас дерматовенерология основной, как таковых косметологических диагнозов нет, я иногда даже пишу диагноз «красивая», потому что я не забываю говорить о красоте, и, как говорил Антон Павлович Чехов, в человеке должно быть все прекрасно.

Алексей Гребнев:

Сегодня в 11 МКБ появляется такое название, как возраст-зависимые заболевания. Наверное, часть изменений кожи можно будет отнести туда спокойно совершенно.

Елена Губанова:

Но мы должны обязательно думать о духовном. Мы лечим не только методами, но и словом, и каждый пациент для нас – это шедевр, особенно женщины, не бывает некрасивых женщин, мы рассказываем, как она может превентивно подойти к своему возрасту. Есть первая молодость – до 45, вторая молодость после, и 60 – это зрелость. И мы, косметологи, несем своей миссией в желающих сохранить молодость и здоровье все образовательные моменты, как можно выглядеть хорошо, свежо, не быть усталой, быть активной, позитивной, нравиться окружающим. Но в человеке должно быть все прекрасно, и светлые мысли тоже.

Алексей Гребнев:

Хочу сказать отдельное спасибо всему медицинскому сообществу врачей, которые в свое время взяли курс на то, что ботулотоксины и филлеры – это основа изменений, больше ничего не надо. И в этот момент мы видели на протяжении лет 7 очень сильно перекаченных женщин, то есть тренд пошел «давайте-ка мы на них заработаем».

Елена Губанова:

Это очень отрицательная тенденция до сегодняшнего дня еще сохраняется. Но я хочу сказать о хорошем. Современная косметология развивается по пути естественности, очень важно воспринимать, чтобы женщина была натуральная, она привлекала внимание, и все эти признаки, которые мы устраняем, и наши ручки, и наши технологии были незаметны, то есть такое красивое, эстетическое касание, и превентивная косметология как раз и заключается в том, чтобы первые признаки старения и те эстетические недостатки, которые замечает женщина и за счет этого снижается ее качество жизни, мы своевременно устранили.

К вопросу МКБ, я думаю, что мы придем к варианту, когда мы устанавливаем диагноз и стадию. И при этой стадии мы можем что-то сделать, при этой, к сожалению, уже невозможно, здесь только пластическая хирургия, но мы сейчас обманули пластических хирургов примерно на 10 лет, и сегодня женщина, которая ухаживает за собой, априори выглядит на 10 лет моложе, она и чувствует себя на 10 лет моложе.

Еще одна ценность мужского привлечения внимания – я считаю, что мужчина должен обязательно нравится и женщинам, и мужчинам, потому что главное у мужчин – ум, но сегодня еще атрибут как он выглядит, не просто как себя чувствует, он уже тратит деньги на свое самочувствие, но он все равно должен следить за своей внешностью. И если не бывает некрасивых женщин, бывают неопрятные или неухоженные мужчины, которых мы видим с экранов телевидения, и мне хочется призвать эту аудиторию, чтобы тоже своевременно обращались, и эта аудитория растет, в странах Европы и Америки каждый десятый обращается за косметологической помощью. У нас эта цифра чуть меньше, но это все зависит порой от мотивации самих мужчин и тех женщин или тех спутников, которые вокруг них. И самое главное – любить себя, и если у тебя будет много любви к себе, к внешности, к внутреннему состоянию, ты можешь больше окружать себя такими же приятными людьми. И пациент сегодня другой, он более тщательно подходит к тем методам и информирован настолько глубоко, что нам, косметологам и экспертам, порой становится страшно.

Алексей Гребнев:

Картинка в телевизоре тоже изменилась, и мы видим заседания Правительства, и там уже нет тех, кто не ходит в спортзал, не бегает, курит, очень много сделало Правительство для того, чтобы образ жизни и люди, принимающие решения, были эталоном изменений. Я думаю, что и в Госдуме можно открыть эстетический кабинет, и он будет там востребован.

Елена Губанова:

Вы помните, что было с институтами красоты, они открывались благодаря женам правительства нашей страны, и они были мотиватором и символом той элитной направленности медицины, куда приходили известные актеры, певцы и музыканты, эта отрасль была элитой, и сегодня, когда мы имеем столько возможностей, эта отрасль привлекает внимание всех женщин. И если мы культуру будем нести с картинки телевидения, как выглядят наши первые лица, их жены, их близкие, таким образом мы будем задавать тренды в косметологии.

Алексей Гребнев:

Инвесторы – это важно, Вы, как специалисты – это важно, но и меняются технологии. За эти годы сильно изменились технологии, от ультразвуковой чистки обычным аппаратом мы тоже уходим. Если в 90-е годы у Вас в руках даже этого не было, то есть был распариватель или Вы работали с помощью петельки, которой пытались каким-то образом привести поры в порядок, восстановить, убрать, и косметика была на основе вазелинов, парафинов, парабенов, которая не работала так, как работает космецевтика, и тогда мы уже портили себя. Вы затронули хорошую историю, что заходила технология термажа, потом про технологию термажа врачи пластической хирургии говорили, что после этого очень сложно в этой зоне работать.

Елена Губанова:

Это в нашей стране говорили, другие пластические хирурги с удовольствием делают и то, и другое.

Алексей Гребнев:

Дальше появляется RF с помощью игольчатых лазеров, технология, которая имеет за собой уже целые конгрессы. И у нее есть свое название.

Дмитрий Клабуков:

RF был с 90-х годов, есть биполярный, монополярный RF, и сейчас тренд это игольчатый RF.

Алексей Гребнев:

Выбранная компания какой флагманский аппарат имеет?

Елена Губанова:

Я эту технологию очень люблю. Эта технология – прорыв века. RF-технология, и эта иголочка, будь то титан, будь то золото, какой-то металл, это то, что мы накопили. 20-летний опыт сейчас реализовался в прекрасную матрицу, где мы можем полностью восстановить глубину воздействия на 4-5 миллиметров, это максимум, на 1-2 минимум слой кожи и обновить его, стереть следы старения, атрофии возраста, это реально за неделю, и такое преображение внешности, которое важно для многих женщин, особенно после 40, впечатляет и мужчин, и женщин, она впечатляет своей технологией безопасности, очень быстрым восстановлением, потому что сейчас тренд такой, что я сегодня хочу, мне через неделю нужного видеть на пять с плюсом…

Алексей Гребнев:

Без повреждений, без синячков...

Елена Губанова:

К сожалению, есть и это, мы выбираем, есть два варианта, я всегда говорю, что надо выслушать несколько вариантов, несколько мнений, не бояться конкурентов или якобы конкурентов, вообще конкуренция нужна, для того чтобы мы шли вперед, и плохая конкуренция тоже, но радиоволновые технологии – технологии века, которые дополнили инъекционные технологии. Мы не умаляем роль уходовых процедур, и космецевтика номер один, как мы чистим зубы, как мы ходим в парикмахерскую. И я хочу пожелать каждой женщине, чтобы она нашла время прийти к косметологу и получить консультацию. А вообще бы я на уровне государства давала каждой женщине сертификат на год, чтобы она посетила обязательно дерматолога, косметолога и сделала какую-нибудь приятную процедуру и чтобы для нее это было приятной традицией, так же, как мужчины дарят женщинам цветы или украшения.

Алексей Гребнев:

Подарочные сертификаты сегодня уже существуют в большей части медицинских центров. Но без поддержки государства тоже надо что-то делать самостоятельно, им нужно сегодня справиться с другими, более сложными вопросами, потому что есть люди, которые болеют. Мы говорим о человеке, который не имеет того недуга, на который надо сегодня тратить большие средства, а он, ухаживая, показывает, что жить можно здорово, жить можно долго, и этому способствует то, что на сегодняшний день делают и эстетические центры, и наши знания, что мы должны кушать, то есть это превенция за счет диетологов, эндокринологов.

Елена Губанова:

Надо сказать большое спасибо нашей школе и нашим родителям, потому что именно они прививают культуру отношения, образа жизни, не только мыслей, но и как мы должны жить, поэтому наше поколение родителей много чему нас научили, огромное спасибо нашим мамам и папам, которые привили нам культуру правильного образа жизни, а сейчас мы прививаем ее своим детям.

Алексей Гребнев:

Общество способствует тому, чтобы мы уже обращали внимание на то количество витаминов, микроэлементов, дополнительных источников, которые мы можем взять сегодня, мы об этом начинаем говорить, и в косметологию, дерматологию это тоже приходит, потому что если женщина достигает определенного возраста или имеет какую-то патологию, сложно обойтись без того же гинеколога.

Елена Губанова:

Я хочу вспомнить светлое имя Веры Петровны Сметник, она являлась научным руководителем нашей клиники и крестной моей дочери, и эта женщина, которая сделала очень много в эндокринологической гинекологии, и мы с ней вместе вели наших пациентов. Это фундамент эндокринологии и гинекологии, когда женщина начинает взрослеть, – это пубертат, и когда женщина начинает переходить во второй этап возраста, здесь очень нужна совместная тактика ведения, чтобы качество жизни наших женщин было лучшее, чем более хорошо она себя чувствует, она самодостаточна и удовлетворена внешностью, тем больше будет вокруг счастливых людей.

Алексей Гребнев:

На этой замечательной ноте наш эфир подходит к концу. У нас была Елена Губанова – доктор медицинских наук, профессор и специалист с большой буквы, за которым идет на сегодняшний день большая часть начинающих или уже продвинутых врачей эстетической медицины, и Дмитрий Клабуков – генеральный директор компании «КИТ МЕД» с большим парком современного эстетического аппаратного оснащения, интересные аппараты компании ИММОД, и есть бельгийская космецевтика Нанник, тоже достаточно интересный продукт, который совершенно разрывает представление, я тоже им пользовался, и какие-то фишки, которые Вы привнесли на российский рынок, интересны, но состав 100 процентов качественный. Мы благодарим Вас за то, что были в нашем эфире, программа «Долголетие в бизнесе с Алексеем Гребневым» подошла к концу. До новых встреч.