Как выйти из зимней спячки?

Психология

Андрей Реутов:

Добрый вечер, дорогие друзья, мы готовы приступить к нашему первому в этом году эфиру «Мозгового штурма» на канале Медиадоктор. Не буду лукавить, мне сегодня было реально тяжело, я пытался себя настроить на сегодняшний эфир, тянет спать, но в итоге прибежал, увидел нашего прекрасного гостя, понял, что она тоже сегодня в легкой апатии. Я подвожу к тому, что по статистике количество обращений к психологам в феврале колоссальное, бьет рекорды по количеству депрессий, депрессивных настроений. Думаю, имеет смысл рассказать всем вам и мне самому научиться, как правильно начать год, как выйти из постновогодней спячки, не могу назвать это депрессией, но все из рук валится, я уже и в больнице успел полежать, здоровье попытался поправить, но пока никак не войду в норму.

По многочисленным просьбам наших зрителей сегодня у нас прекрасный гость Армена Аракелова. Учите нас, помогайте.

Армена Аракелова:

И буду учиться вместе со всеми. Не то чтобы депрессия, но как минимум апатия. Мы сейчас не будем говорить про клиническую депрессию, эндогенные нарушения, потому что это все-таки случай психотерапевтов и даже психиатров, мы сейчас говорим на уровне обывательском, как выйти из январской эйфории.

Как вы правильно заметили, февраль лидирует по количеству депрессий, но еще раз повторю – когда говорим слово депрессия, мы не имеем в виду клиническую депрессию, которую лечат психиатры. Мы говорим о значительно сниженном эмоциональном фоне. И на первом месте февраль, на втором месте ноябрь, эта история начинается еще с ноября, но к ноябрю у нас еще есть резервы после лета, после солнца, длинного светового дня, еще есть резервы и физиологические, и психологические, и эмоциональные, а вот после зимы уже нет. Мы сегодня будем много говорить о том, что отсутствие света имеет гораздо большее значение, чем мы можем себе представить. Дефицит света, короткий световой день очень сильно влияет на наше настроение, состояние, выработку гормонов и так далее. К февралю снижается наша способность к саморегуляции, плюс эмоциональный фон имеет значение, мы эйфоричны и приподняты в новогодние праздники.

Андрей Реутов:

Вспомните наш предыдущий эфир, когда мы всех учили правильно загадывать желание, и я научился. Новый год, все в такой эйфории, предновогодняя суета, все блестит, готовим подарки, потом несколько дней выходных, есть возможность покушать салаты, объесться мандаринами, выпить шампанское, набраться сил, а в итоге люди до сих пор пытаются из этого всего вылезти, хотя государство и наш распорядок дали возможность отдохнуть и набраться сил, почему?

Армена Аракелова:

Мы как будто еще больше соловеем, отупеваем, очень много возлагаем надежд, как будто рубеж, и сейчас все будет по-новому. А ничего по-новому не происходит, Новый год случился, 10 дней праздников, безделья, не будем лукавить, не все наши зрители ведут активный образ жизни: лыжи, коньки, поездки и так далее, очень многие проводят время в более пассивном состоянии. Потом наступает январь, день еще короткий, света нет, очень трудно вливаться в эту колею, и к февралю уже не остается сил. Может показаться, что мы сгущаем краски, но на самом деле есть хорошие новости – световой день прибавляется, и это очень заметно.

Андрей Реутов:

Вы уже несколько раз акцентировали наше внимание на световом дне. Неужели настолько сильно влияет световой день на уровень выработки гормонов, это основная причина или есть что-то еще?

Армена Аракелова:

Нет отдельной конкретной причины, но совокупность факторов, о которых мы будем говорить, дает симптомокомплекс с такими последствиями. У нас в темное время дня вырабатывается мелатонин, гормон сна, и организм за долгое отсутствие света сбивается с ритмов, и начинается гипервыработка мелатонина, поэтому сонливое состояние, спячка, и это замкнутый круг: я чувствую себя неважно, мне даже не хочется открывать шторы, а если открыть, не хочется свет лишний раз включать, под одеяло, укрыться, никого не видеть и еще больше провоцировать выработку мелатонина. Мелатонин в свою очередь еще больше угнетает и вызывает сонливость, в результате сбитые циркадные ритмы, и это такой порочный круг, который надо разрывать усилием воли, то, о чем мы сегодня тоже будем говорить.

Андрей Реутов:

Получается два компонента: первый – это несбывшиеся надежды и легкая эйфория, упадническое настроение, второе – это сбившийся гормональный цикл. Есть еще какой-то компонент?

Армена Аракелова:

Хронический стресс тоже усугубляет это состояние. Еще со времен ковида мы живем из раза в раз в каком-то новом витке, и об этом тоже на одном из наших эфиров мы говорили, что мы не успеем выйти из одного стресса, как окунаемся в следующий, и наступает состояние дистресса. Стресс на самом деле это хорошо, это состояние тонуса, в котором мой организм еще способен бороться, выстаивать, а вот состояние дистресса, когда уже нет сил. Из того, что мы перечислили, даже этого уже достаточно, чтобы произошел упадок, нет настроения, ничего не хочется, мы заедаем это сладким. Наш организм так приучен, что сладкое и вброс глюкозы – это кратковременный эффект, короткие углеводы. Интересно посмотреть статистику, насколько увеличивается прием фастфуда, быстрые углеводы, которые дают кратковременный эффект, и есть ощущение, что люди начинают такими ложными факторами насыщаться, для того чтобы немного стимулироваться.

Андрей Реутов:

Не все в период новогодних праздников катаются на коньках, занимаются спортом. Отсутствие двигательной активности также влияет на наше состояние?

Армена Аракелова:

Это следующий фактор, гиподинамия, и как выявлено в последние годы, особенно много нейрофизиологи проводят исследований на эту тему, 65-70%, это просто фантастический процент, нейронов нашего мозга отвечают за двигательную активность. Мы думаем, что это когнитивные способности, эмоции, реагирование, на самом деле больше половины наших нейронов, а их в среднем 90 млрд, отвечают за двигательную активность. Последние исследования показывают, что во время двигательной активности мышцы вырабатывают гормоноподобные вещества, миоцитокины, которые стимулируют работу головного мозга, и считается, что мышцы благодарят мозг за то, что он решил позаниматься: пойти на пробежку, позаниматься в спортзале. Это было достаточно яркое открытие, в последние годы проводится много исследований, докладов на эту тему, что мышцы вырабатывают гормоноподобные вещества, которые имеют иммуномодулирующую способность, повышают иммунитет и улучшают работу головного мозга. Поэтому чем меньше мы двигаемся (такой же порочный круг, как со светом), тем меньше стимулируется работа мозга, грубо говоря, мозг тупеет, в этом состоянии меньше хочется двигаться, и мы опять двигаемся меньше, и еще меньше мозг получает этих стимулов. Поэтому движение – это один из самых продуктивных способов борьбы с февральской хандрой.

Андрей Реутов:

Я несколько раз в голове прокрутил Вашу фразу – мышцы благодарят мозг. Когда я занимался спортом, мое тело было благодарно, потому что выходишь с тренировки и думаешь: классно.

Армена Аракелова:

Когда я занимаюсь, я еще и питаю свой мозг, меньше болею, потому что и на иммунитет влияет. Повторюсь, это молодые исследования, они только-только проводятся, но тем не менее.

Андрей Реутов:

О какой результативности мы вообще ведем речь? Мы сравниваем себя с теми, какими мы были, вернуться, как сейчас модное слово, в ресурс, как нам понять, что мы вернулись? Может быть, это норма для февраля? Медведи вообще всю зиму спят, и нормально, зато просыпаются и потом рыбку ловят, шишки собирают, может быть, это нормально?

Армена Аракелова:

Это еще один из поводов февральской хандры. Когда нет сил, мы менее продуктивны, возлагаем на себя такую же ответственность и надежды, как это было в августе или сентябре, когда активная деятельность, и получается замкнутый круг: еще больше мы разочарованы в себе, потому что не можем выполнить, а потом в январе мы же себе назагадывали, и у нас ощущение, что год наступил, а я еще ничего не сделал, а впереди же еще огромное количество времени.

Я хотела сегодняшний эфир построить так, чтобы первую половину поговорить о том, как себя сберечь, более терпимо и более бережно к себе относиться. Раньше в работе я придерживалась такого принципа: встала и пошла, хочешь или не хочешь – надо. Но сейчас, наблюдая ту тенденцию и тот общий спад, многолетний дистресс у клиентов, это действительно поддерживающая история, и в первую очередь она должна быть поддерживающая к самому себе. Тут получается, что мы судим рыбу по ее способности летать, такая метафора используется, когда детей в школе сравнивают, когда мы себя сравниваем с абсолютно разными людьми, когда мы сравниваем себя с людьми, у которых был другой старт, или когда мы сравниваем себя с собой же, когда мы были в более ресурсном состоянии. Поэтому взять вектор к тому, чтобы пожалеть себя, хоть это плохое слово, но тем не менее более милосердно, с состраданием относиться к себе, очень важно. Я в конце концов имею право побыть в каком-то состоянии, может быть, к концу года на истощенных ресурсах, но мы шли, для того чтобы завершить этот год, ведь он сейчас закончится, и наступит что-то новое. Не наступит, это всего лишь новый день календаря, иллюзия, ловушка, когда вот-вот, и сейчас точно… Нет, 31 декабря такое же утро, как и 1 января, еще и без света, темное, холодное. Средняя полоса России, особенно северные регионы, где более короткая ночь, обделены светом, и от 2 до 15% людей страдают февральской депрессией, то есть из каждых 100 наших зрителей 15 находятся в февральской депрессии.

Андрей Реутов:

Больше скажу, из трех присутствующих здесь в аудитории двое сегодня пришли с раскисшим настроением.

Армена Аракелова:

В южных регионах, в Анапе, Сочи, где более длинный световой день, этот процент будет ниже.

Андрей Реутов:

А что за рыба, которая летает?

Армена Аракелова:

Когда мы сравниваем себя с тем состоянием, когда я еще в ресурсе, когда я могу летать, а сейчас не могу. Все, что я могу, это ползти по дну. И так тоже бывает, так тоже нормально. Нормализация проблемы – это один из первых пунктов в терапии очень многих состояний, в том числе о котором мы сейчас говорим. В этом нет ничего критичного. Да, это неприятно, хотелось бы по-другому, но это не повод себя ругать, бичевать, сравнивать с успешным успехом, который заполоняет все вокруг, и нам кажется (это тоже обман и иллюзия), что у всех так все классно, а в каких-то социальных сетях мы же не подписаны на тех, кого можно пожалеть, мы подписаны на людей ярких, проявленных, активных, которые по полгода живут на юге. И получается, что я опять себя сравниваю, я не в том сейчас состоянии, во-первых. Во-вторых, не факт, что все, что мы видим, есть на самом деле. Помните, мы говорили про ошибку выжившего: я сужу по узкому количеству человек, ярких и успешных, на которых я смотрю, и мне кажется, что весь мир такой, и один я в своей хандре.

Андрей Реутов:

Где та грань между тем, чтобы принять проблему, смириться, и вторая крайность – опустить руки и сказать: «Мы поговорили в эфире, не я один такой, оказывается, столько-то процентов таких»? Так давайте просто дождемся солнышка, и как Илья Муромец, который проспал сколько лет на печи, потом встал и пошел. Где грань между встань, умойся холодной водой, смой с себя негатив, загадай себе что-то и сделай или поваляться и само все пройдет, мне специалист сказал, что это нормально, пойду спать?

Армена Аракелова:

Мы все-таки люди разумные, поэтому когда мы удивительным образом начинаем относиться к себе очень-очень бережно, в какой-то момент наступает подъем, сейчас скажу о способах, как это сделать. Вы сейчас сказали про Илью Муромца: есть хорошая шутка про то, когда говорят, что в деревне работали и не было никакой депрессии, забывая о персонаже, который лежал 30 лет на печи. Что у него было, если не депрессия? Так что тут большой вопрос, насколько сказки и легенды в неглубоком рассмотрении являются ролевыми моделями.

Я не хочу опустить тему помогающих специалистов, все-таки если мы находимся в состоянии, когда я действительно чувствую, что это уже затянулось, переходит рамки, оказывается на моей продуктивности с точки зрения взаимодействия с детьми, с членами семьи, на работе с коллегами, а если еще я и врач, если это сказывается на моей продуктивности в отношении пациентов, то это повод обратиться к помогающим специалистам, определить уровень депрессии, апатии и получить техники для работы. Но самое главное, когда человек озадачивается, что мне сделать, чтобы выйти из этого состояния, это уже говорит о том, что чуть-чуть ресурса появляется.

Возвращаясь к теме провала, это дофаминовая яма от неоправданных ожиданий, потому что когда мы чего-то очень сильно хотим и ждем, у нас нарастает дофамин, и когда это не свершается, происходит резкий скачок вниз. И на этой дофаминовой яме у нас полный упадок сил. Поэтому если сделать шаг назад, то лучше не возлагать супернадежд, чтобы дофамин у нас не вырос до такой степени, что потом будет больно падать. Мы сильно погружаем себя в дофаминовую яму, ведь желание должно быть амбициозным, но оно еще должно быть реалистичным, ориентированным во времени, и когда мы все эти факторы не учитываем, получается так: «А что, ничего не получилось? И что теперь, и кто я в этом мире, где все такие яркие?» Нужно быть аккуратным в своих ожиданиях, получится – круто, я тогда получу свою порцию дофамина, но если вдруг не получится, то я как минимум не провалюсь. И вот этот момент очень важно использовать с детьми, когда им очень много обещают, например, если ты это сделаешь, то на выходных будет поездка, мероприятие. Они или не планировались, просто в моменте было сказано, или нарушились планы, и ребенок не получает обещанного, и дофаминовый провал у ребенка тоже происходит.

Андрей Реутов:

Я где-то прочитал, что если вы хотите похвалить или поругать ребенка, не сравнивайте его с кем-то другим, а сравните с ним самим в динамике, то есть каким он был, стал лучше. Это примерно то же самое?

Армена Аракелова:

Это если мы говорим не про дофаминовый провал, а про сравнение. Когда мы его сравниваем с отличником, он птица в математике, а мой ребенок рыба, и ничего страшного: как рыба, ты прекрасно плаваешь, и ты сумел сделать лучше по сравнению с тем, что было вчера, не по сравнению с другим ребенком, а по сравнению с ним самим.

Буквально на днях услышала интересную технику. Говорят, психологи не приводят примеры других людей, не сравнивают, но мне самой очень понравилась эта техника, коротко сейчас расскажу. Выписать 10 своих одноклассников и их успехи, условно, с кем я из одной песочницы. Допустим, я не родилась и не выросла в Москве, не учила три иностранных языка с самого детства, не ездила в зарубежные поездки, а сравниваю себя с людьми, для которых это была норма жизни. И человек получает какие-то познания, навыки гораздо позже, позже вливается в другой старт, и это тоже коварная штука, когда люди сравнивают себя с людьми, у которых был другой старт. А когда я сравниваю себя со своими одноклассниками, то мы с одной грядки, и старт у нас плюс-минус одинаковый. У каждого своя семья, свои особенности, материальные и социальные, но в целом ментальность одна. И когда человеку удается сравнить свои достижения с достижениями своих одноклассников, как правило (полагаю, что такими вопросами озадачены думающие, успешные люди), в этом сравнении человек выигрывает. Это очень крутая штука, для того чтобы понять, сколько всего я сделал, сколько всего я сумел. Ведение дневников успеха особенно актуально, и в нашей второй части мы будем говорить про коучинговые техники, про то, как выходить из этого состояния, будем говорить про дневник успеха, и мне эта техника очень понравилась, сравнить себя с теми, с кем у тебя был один старт, и посмотреть, сколько ты всего умеешь.

Андрей Реутов:

Есть такое понятие личная эффективность. Мы будем это сегодня обсуждать?

Армена Аракелова:

Обязательно.

Андрей Реутов:

Когда мы себя пожалели, когда поняли, что уже потихонечку ресурс добавляется, сравнили себя с одноклассниками, замотивировали себя и начинаем выходить из этой хандры...

Армена Аракелова:

И нам нужен дофамин, это очень важный нейромедиатор, для того чтобы стимулировать, радоваться. И когда мы себя пожалели, побывали на ручках, попитались молочком сострадания и понимания, мы встаем на ноги и идем. Самый частый вопрос, который задают люди, – где взять дофамин? Самый здоровый дофамин, и многим это понравится, а многим совсем нет, как ни странно, это закаливание. Проводилось много исследований и выявилось, что это самый долгий дофамин, самый устойчивый, даже пятиминутное пребывание в холодной воде дает очень мощный всплеск дофамина, который держится достаточно долго, до нескольких часов. Поэтому если кто-то из наших зрителей готов на эту технику закаливания, холодная вода – это самый крутой способ для получения дофамина.

Андрей Реутов:

Вы меня так замотивировали, потому что с момента нашей встречи я каждое утро занимаюсь закаливанием, я максимально расширил этот промежуток, то есть это именно ледяная вода, я четко формулирую задачу на день, я перестал говорить приставку «не», потому что помню, что Вселенная ее не слышит, я отказался от кофе, который пил литрами, для того чтобы хоть как-то бодриться. В конце рабочего дня я все-таки анализирую, сбылись ли мои краткосрочные мотивации на сегодня: план такой, без приставки «не», вода реально энергетически заряжает.

Армена Аракелова:

Никто не знает, как формируется работа нейронов и как это сочетается с биохимией, как работает сила веры и плацебо, но когда я знаю, что закаливание усиливает выработку дофамина, то дофамина у меня будет еще больше.

Андрей Реутов:

Время раскрывать секреты – как нам выходить из этой спячки? Не все готовы по утрам перейти к закаливанию, я к этому шел долго по методу Вима Хофа. Какие еще варианты есть?

Армена Аракелова:

Самые простые и первые вещи, которые нужно сделать, для того чтобы выходить из февральской хандры: спать без света нужное количество часов в максимальной темноте и просыпаясь, сразу давать максимальное количество света, чтобы была резкая разница между темнотой и светом, чтобы организм пробуждался, прекращалась выработка мелатонина. Хоть мы и говорим, что выработка мелатонина происходит до определенных часов, но при длительной темноте в течение дня она хаотичная. Резкий максимальный свет, а если нет солнечного цвета, то дневной свет, есть специальные лампы дневного света, которые пробуждают организм и дают знак о том, что сейчас другой ритм, мы сейчас функционирует в другом состоянии, это другие гормоны, другие нейромедиаторы. Это должно быть рефлексом: на ночь максимальный блэкаут, утром максимальное количество света. Не экран телефона, не сенсор, а максимальное количество солнечного света, это очень важные моменты.

Конечно, питание, и мы тут говорим про здоровые жиры, рыбу, цитрусовые, максимальное количество витамина С из еды. В психологии есть такое направление, как цветовая психология, яркая еда тоже приводит в тонус, стимулирует, светлая одежда, яркие аксессуары. Понятно, что никто не побежит делать ремонт, но применять какие-то моменты в декоре (яркие диванные подушки, шторы), поменять перегоревшие лампочки, добавить свет. И если быть в контакте со своим телом, со своими эмоциями, просто видя голубое небо можно чувствовать подъем энергии.

Я сейчас говорю простые вещи, но они работают в комплексе. У нас четыре стихии: огонь, вода, земля и воздух. Наша задача в этом стрессовом мире –максимально размещать себя в этом пространстве. Вода – кто ходит на плавание, водные процедуры, хамамы, где есть соприкосновение с водой, также телесные процедуры, мы чувствуем тело в пространстве через массаж. Тот этап, когда хочется погреться, почему люди так любят обертывание и баню, баня – это вообще безопасная среда, как в утробе матери: тепло, нет одежды, это абсолютный отсыл к тому состоянию. Так что все водные процедуры – бани, бассейны – очень хорошо. Можно, конечно, поехать в отпуск, но не все могут это сделать, вдруг телепортироваться в солнечное место, где есть и вода, и солнце. Поэтому мы создаем искусственно: смотрим на небо не через окно машины, не через окно офиса или квартиры, мы открываем окно и ловим каждые лучи солнца. Максимальное нахождение на улице в момент светового дня, даже если облачно, даже если кажется, что солнца нет, лучи очень хорошо проходят через облака. Поэтому даже если нам кажется, что солнца мало, мы в любом случае, находясь на улице, его ловим.

Я на днях обязательно хочу провести эксперимент, взять люксметр – прибор для измерения мощности света – и посмотреть, сколько в квартире, сколько на улице и сколько надо по нашим нормам. Вы спрашиваете, действительно ли свет так важен. Я уверена, если мы посмотрим, сколько в нашей квартире по люксметру света и сколько должно быть в норме для здорового функционирования – в разы, если не в десятки будет меньше. Я обязательно это сделаю и напишу где-нибудь об этом, потому что это реально интересно. Так что смотреть на небо, и это тоже про воздух.

Земля. Самое прекрасное – это побегать по земле босиком, но если нет такой возможности, это растения, цветы. Был проведен эксперимент на пожилых людях в 1976 или 1979 году в Америке. Взяли две группы пожилых людей, и одних поместили в пансионат и сказали, что за вами будут ухаживать, будут приносить лекарства, вот ваши санитары, медсестры. И вторую группу плюс-минус по количеству, по возрасту и по заболеваниям, которым сказали: вот список ваших лекарств, вот шкафчик, вот растения, за которыми надо ухаживать, вот ваша кухня. Два месяца они там жили, и выяснилось, что те, за кем ухаживали, чувствовали себя гораздо хуже. Вот он, парадокс спасательства, почему так важно не окружать пожилых людей гиперопекой.

Люди из второй группы ухаживали за домашними растениями и чувствовали себя ответственными, и я бы часть этого эксперимента перенесла на нас, потому что когда мы ухаживаем за домашними животными, за домашними растениями, сейчас даже есть символ новой жизни – проращивать что-то, потому что когда мы сажаем семечку, хоть косточку от авокадо, ждем эти всходы, это ощущение новой жизни, понимание того, что жизнь продолжается, и я забочусь о ком-то, я что-то созидаю… Можно сказать: «Дайте мне таблетку, я выпью и пойду».

Андрей Реутов:

Сейчас очень модные витамины, комплексы.

Армена Аракелова:

Я их выпью и обратно под одеяло, они и свет заменят, и водные процедуры, и мышцы накачаются. Есть более рутинные, вроде бы простые методы, но которые работают, и даже если включить в свою жизнь то, что я перечислила, тогда мы можем говорить о личной эффективности, потому что личная эффективность – это способность работать быстро, эффективно с минимальной затратой ресурса. Но чтобы затрачивать даже минимальный ресурс, его надо иметь, и когда я буду делать эти рутинные вещи, например, съесть апельсин, посмотреть фотографии позитивных моментов в своей жизни, потому что мы уже говорили про вторую сигнальную систему, что объекта нет, а серотонин вырабатывается, эндорфины вырабатываются, условно говоря, лимона нет, а слюна течет. Когда я смотрю фотографии, где дети были маленькие, хорошие моменты из отпуска, то я стимулирую выработку этих гормонов и нейромедиаторов в организме несмотря на то, что сейчас совсем другое время года, другое время жизни.

Все перечисленные моменты, казалось бы, что за ерунда, но на самом деле в комплексе дают хороший эффект. Музыка – это вообще замечательно, я всегда говорю: создайте свой плейлист с позитивными, жизнеутверждающими композициями, прекратите слушать меланхоличные, абьюзивные песни, которыми просто перенасыщена музыка, это состояние транса. И когда я в припеве 25 раз слышу «мне больно, я плачу, я не сплю ночами», это же как косвенные внушения. Поэтому плейлист позитивный.

Андрей Реутов:

Моя подруга Камилла из балета «Тодес», которая всю жизнь в танце, очень энергичная, и когда я написал, про что будет наша передача, получил такой фидбэк: «А мы весь февраль протанцевали, и нам так круто!» У них яркие костюмы, музыка, яркие эмоции, и прочь хандра.

Армена Аракелова:

Их мышцы вырабатывают миоцитокины, которые питают мозг и улучшают состояние памяти. Еще очень важно сделать приоритизацию задач, я люблю эту технику, называется «Матрица Эйзенхауэра», 34-й президент Америки открыл ее, в коучинге она очень активно используется. Распределить задачи на срочные важные, срочные неважные, важные, но не срочные, несрочные и неважные( рекомендую посмотреть, техника есть везде), и с каждым из этих пулов задач поработать, что-то делегировать, потому что если у нас задача срочная, но неважная, мое присутствие там необязательно, то я могу ее делегировать. Срочную важную я должна делать в первую очередь, а не отвлекаться на то, что несрочно и неважно, это вообще убрать из списка, то есть распределяя задачи, мы можем понять, чем мы занимаемся, на чем наш фокус. Это тоже важный момент, который я рекомендую использовать в своей обычной жизни, даже домохозяйкам, очень классная штука, которая работает и позволяет понять, чем я занимаюсь, какие задачи у меня зависли, что я могу делегировать, что я вообще могу вычеркнуть из списка как неактуальное.

Андрей Реутов:

Может быть, есть 5 топ-методик как бонус для наших зрителей от профессионала?

Армена Аракелова:

Я бы скомпоновала все то, о чем мы говорили, те действия, которые рекомендую внести в свои рутины, для того чтобы быстрее и эффективнее выйти из этой февральской хандры. Спим в максимально темном помещении, шторы блэкаут, ложимся до 11. После того, как прозвенел будильник, не делаем отсрочку звонка на 5 минут, на 10 минут, мы меняем ритмы сна, проваливаемся в сон – ничего хорошего для нашей нейрофизиологии в этом нет. Как только встаем, максимальный свет, пробуждаем организм. Хотя бы умывание холодной водой, пробуждение. На день планы, в этот момент ресурса мало, планы можно писать не долгосрочные, а на сегодняшний день, потому что мозг любит законченную задачу, и когда я вечером вокруг этого плана поставлю галочку, мой мозг будет доволен, и то, что я сделал сегодня маленькую задачу, завтра он с большей смелостью возьмется за более сложную. Яркие овощи, фрукты, яркий декор, можно даже повесить яркую картину, смотреть на нее, музыка обязательно, одежда. Девушкам после пуховиков, брюк можно потихонечку на юбки переключаться, и через такие внешние стимулы, когда нет внутренней энергии, мы берем ее извне. Земля, воздух, вода, огонь: свечи, камины прекрасно заряжают, сжигают негативное, заряжают нужной энергией. Витамин С, Омега, рыба в рационе, яркие продукты питания – уже этого будет достаточно для того, чтобы выйти из этого состояния.

Андрей Реутов:

Ваше напутственное слово, и мы завершаем эфир.

Армена Аракелова:

Я хочу поблагодарить всех, кто был с нами, хочу пожелать максимально бережно, с большой любовью, с большим милосердием к себе относиться, не ругать себя за какие-то невыполненные планы и обязательства, у нас еще целый год впереди. И если мы будем придерживаться правильных здоровых вещей, о которых мы сегодня говорили, мы найдем силы, для того чтобы реализовать все свои планы.

Андрей Реутов:

Друзья, мне нечего добавить, просто очевидно, в каком неспешном ритме мы начинали эфир, а потом как раскрутили, что еще и времени не хватило. Друзья, выходим из зимней спячки, еще столько свершений впереди, до новых встреч, крепкого здоровья, успехов, новых задач, которые будете ставить перед собой, решать и двигаться дальше.