Дмитрий Пушкарев Дмитрий Пушкарев
к.м.н., врач-психиатр, психотерапевт, руководитель секции DBT (диалектической поведенческой терапии) в ассоциации когнитивно-бихевиоральных терапевтов


Вопросы и ответы

22.05.2017

Всегда ли сочетаются друг с другом самоповреждения и суицидальное поведение?

Действительно ли проблема самоповреждения такая частая, такая актуальная и действительно ли она замалчивается?

Почему люди демонстрируют суицидальное поведение?

Чем руководствуются люди при самоповреждении?

Является ли факт нанесения себе повреждений необратимым для психики человека? То есть, всегда ли будет риск суицида, либо могут быть лишь единичные случаи, и потом человек становится стабильным?

Есть какие-то предикторы того, что процесс самоповреждения уже перерастает в суицидальную попытку?

Наверное, не всегда самоповреждающее или суицидальное поведение бывает ради спасения своей жизни, бывают и моменты манипулирования?

Как родители должны реагировать на регулярные случаи самоповреждения их детей-подростков?

Как дозировать свободу ребёнка, чтобы не допустить анархии?

Если ребенок, близкий человек повредил себя, нанес себе увечье, всегда ли надо обращения за профессиональной помощью? Либо сразу нужно обращаться? Где грань, когда мама должна вести ребенка к специалисту?

Наверное, категорически не стоит запугивать ребенка наказанием, психушкой и тому подобным?

Почему возникает парадокс: с одной стороны, человек сигнализирует самоповреждением о том, что он хочет поговорить, а с другой стороны, он боится, что ему придется сказать?

Что родителям сказать ребёнку, чтобы вызвать на разговор? Как подойти и сказать: «Ты хочешь об этом поговорить?»