Заболевания молочной железы: маститы, мастопатии

Маммология

Тэги: 

Тамара Барковская:

Программа «Консилиум» и я её ведущая, Тамара Барковская. Сегодня речь пойдет о заболеваниях молочной железы - маститах и мастопатиях. Гость в студии – эксперт, онколог-маммолог, пластический хирург, доктор медицинских наук, член ассоциации пластических хирургов и онкологов, член Академии медико-технических наук Российской Федерации, автор многочисленных научных публикаций в области онкологии и реконструктивной хирургии молочной железы, участник российских и международных конференций по онкологии и пластической хирургии Братик Александр Владимирович.

Я предлагаю начать с того, что является матрицей для формирования заболеваний молочной железы, таких как мастит и мастопатия. Разберём нормальную структуру молочной железы, что собой представляет молочная железа, из каких тканей она состоит, расскажите, пожалуйста.

Александр Братик:

Заболевание молочной железы стоит обсуждать с того момента, когда представим себе, что этот орган у наших глубоких предков когда-то представлял изменённую сальную железу. В процессе развития этих самых глубоких предков железа превратилась в объемный орган, содержащий молоко, и выполняющий функцию в момент детородной функции, когда младенец, неспособный употреблять в пищу ничего другого, кроме молока, получает это молоко. В остальные периоды жизни этот орган служит только эстетическим целям, но, конечно, каждый раз после родов женщины этот орган выполняет важную функцию обеспечения питанием младенца.

Структура простая и орган очень доступен для наблюдения. Состоит каждая молочная железа из долей, обычно различают от 20 до 25 долей, расположенных по кругу, подобно апельсину. В каждой доле есть структура протокового аппарата, заканчивающаяся на вершине. Все доли складываются в вершину, направленную к области ареолы и соска. В период, когда происходит гормональный взрыв на фоне родов после беременности, молочная железа продуцирует молозиво, а затем молоко. Количество его варьирует от небольших количеств, от нескольких десятков до нескольких сотен миллилитров, что позволяет обеспечить питание для здорового младенца. Орган прост, и, в зависимости от возраста девочки, а потом и женщины в возрасте, дамы, меняется форма – от круглой, овальной и высоко стоящей, до небольшого опущения или же выраженного опущения – птоза молочной железы. С чем в последующем женщины среднего возраста чаще всего стараются бороться.

Тамара Барковская:

Заболевания, о которых мы сегодня поговорим - мастопатии и маститы, являются доброкачественными заболеваниями?

Александр Братик:

Да, мастопатия – это доброкачественное заболевание молочной железы. Само по себе название «маста» – молочная железа, а «патия» – патология, является собирательным термином, включающим в себя всё доброкачественное, что существует в отношении молочной железы: и доброкачественные опухоли, и диффузные изменения молочной железы, вызывающие болевой синдром или появление объемных образований, или не вызывающий таковых. Маститы – это воспалительные заболевания, они всегда сопряжены с воспалительным асептическим процессом, чаще всего вызванным инфекционным агентом и, как правило, доставляющим намного больше беспокойства для женщины в момент появления заболевания по сравнению с мастопатией, но очень быстро разрешающееся.

Тамара Барковская:

Скажите, какие факторы влияют на формирование мастопатии? В некоторых исследованиях приводятся данные, что не менее 80% влияния – это психогенный фактор, так ли это?

Александр Братик:

Я бы хотел сказать, что мастопатия сама по себе является вариантом нормы для Москвы или крупных городов мира. Там, где женщина подвержена многим факторам неблагоприятного существования, в той среде, которую мы представляем и называем городом или большим скоплением людей. Я бы сказал, что именно 80% мастопатии является вариантом нормы и только 20% могут вызывать неприятные последствия, ухудшающие прогнозы и вызывающие появление новообразований более опасных для жизни женщины.

Тамара Барковская:

Что принято называть фиброзной, а что кистозной мастопатией? Как разделяются эти виды?

Александр Братик:

 В основном, наиболее расхожее слово, это фиброзно-кистозная мастопатия, составляющее своё название из двух понятий: фиброз – это рубцовая ткань, а кистозное – это совокупность мелких расширенных протоков, при разрыве которых при разных обстоятельствах образуются
пузырьки, то, что называют кисты. Поэтому фиброзно-кистозная мастопатия – это изменения в тканях молочной железы, сопровождающие развитие заболеваний при жизни в неблагоприятных условиях. Неблагоприятными для меня кажутся все заболевания для женщин, создающиеся в условиях городской жизни, в городском цикле.

Тамара Барковская:

То есть, это болезнь мегаполисов?

Александр Братик:

Болезнь большого города. Если попытаться оценить неблагоприятные факторы воздействия города на молодую женщину, вначале это молодая женщина, потом возраст меняют форму груди и отношение к заболеваниям – это, всё-таки, очень много напряжения, эмоционального напряжения, физического напряжения, как правило, не сопровождающегося физической разрядкой.

Тамара Барковская:

Это накопленные явления?

Александр Братик:

Совершенно верно. Накопительный процесс неотреагированных эмоций и физических всплесков приводит к тому, что молочная железа начинает страдать, но страдает она тоже не самостоятельно, а в связи с органами, которые влияют на неё. Она находится в поле воздействия множества гормонов, вырабатываемых разными органами тела женщины. Прежде всего, конечно же, и формирование молочной железы, и её форма определяются половыми гормонами эстрогенами и прогестероном, андрогенами – тестостеронами, в меньшей степени, и гормонами коры надпочечников. 

Все тревожности, вызванные выбросом адреналина, все неотреагированные эмоции обязательно приводит к тому, что человек находится в постоянном
напряжении. Эти напряжения выражаются в том, что молочная железа неравномерно себя расходует в каждом менструальном цикле (поскольку первые два гормона – эстроген и прогестерон обеспечивают постоянную цикличность процесса), из-за чего и формируется фиброзные и кистозные компоненты.

Тело женщины подвержено законам Луны, каждые 28 суток, как проходит цикл Луны, происходят изменения в эндометрии, в яичниках и в матке, то же самое происходит и в молочной железе. Для некоторых женщин это становится очевидно, заметным с первыми явлениями пубертата, а для некоторых вообще не заметно, и грудь не меняется в течение менструального цикла никак. Тем не менее, процессы, происходящие в этот момент в груди, очень значительно её изменяют. В первой фазе происходит пролиферация – увеличение количества протокового аппарата, увеличение количества эпителия выстилки протоков. Грудная железа готовится к беременности и возможному продолжению кормления. Во второй фазе, когда приближается срыв – окончание менструального цикла, преобладают деструктивные явления и регрессия молочной железы сопровождается частичным некрозом, частичным фиброзом тканей. Поэтому каждый месяц у женщины происходит и рост, и увядание ткани грудной железы. Это выражается и в задержке жидкости, когда
увеличивается объем молочной железы в предменструальный период, это может сопровождаться и болевым синдромом.

Как раз последнее вызывают больше всего беспокойства, потому что, когда у человека болит какой-то орган, это заставляет его искать повод посоветоваться и решить вопрос, чтобы эту боль устранить. Причём боль в некоторых случаях, даже в вариантах нормы, достигает таких значительных масштабов, что женщина может не эффективно спать, просыпаться при повороте на правый и левый бок, или не быть способной вообще уснуть. С этим, конечно же, надо бороться, и, хотя бы для начала, для нашей публики было бы важно знать, что боль всегда сопровождает доброкачественные заболевания, никогда не угрожающие жизни пациента. Поэтому можно было бы, испытывая боль, успокоить себя тем, что это никак не повлечет последствия. Злокачественные опухоли, наоборот, образуются длительное время, не подвергаются цикличный перестройке в соответствии с менструальным циклом и, конечно же, не имея боли, угрожают жизни. Это тревожно.

Злокачественные опухоли образуются длительное время, не имея боли, не привлекая к себе внимания.

Тамара Барковская:

 В этом и отличие и один из пунктов дифференциальной диагностики. При каких формах мастопатии – диффузной, узелковой – чаще происходит бессимптомное течение заболеваний, и при каких симптоматика выражена? Или это не имеет значения?

Александр Братик:

 Я бы сказал, что почти не имеет значения, потому что узловая форма  мастопатии всегда угрожает доброкачественными опухолями, которые чаще всего при правильном обследовании и  подтверждении узловой формы требуют хирургического воздействия. Диффузная форма является типичным вариантом нормы, при котором можно наблюдать, можно констатировать, как происходит видоизменение молочной железы, но не опасаться перерождения диффузной мастопатии в опасные формы. Я бы хотел, прежде всего, чтобы меня услышали женщины, которые тревожатся. Скорее всего, оснований для переживания нет, но доктор должен однажды посмотреть на грудь, чтобы успокоиться, и вас успокоить в отношении прогнозов развития мастопатии.

Тамара Барковская:

 Тем не менее, конечно, нужно обратиться к врачу. Какой обязательный минимальный диагностический комплекс показан, чтобы подтвердить, или наоборот, опровергнуть заболевание?

Александр Братик:

 Обследования по-прежнему очень простые: обычные осмотры у врача,  физикальный внешний осмотр, включающий в себя взгляд на симметрию, асимметрию молочно-железистых сосков и подмышечных областей, пальпацию, прощупывания уплотнений или изменений в тканях железы. Ультразвуковое исследование наиболее популярно сейчас, потому что не имеет таких последствий как, например, маммография. Маммография имеет вредное воздействие, но без неё обойтись невозможно для выявления новообразований, поэтому маммография – 3 важный метод для выявления опасных заболеваний и исключения угрозы дальнейшей жизни пациента. Чтобы точно определить заболевание, требуется клеточное исследование. Оно проводится либо на цитологическом уровне – это пункционная биопсия, простое исследование, которое длится 15-20 секунд, и трепанобиопсия, при котором получается гистологическое заключение с возможностью исследования иммуногистохимическим методом, точного уточнения формы заболевания, формы процесса и прогноза последствий того, как патология будет развиваться в дальнейшем.

Тамара Барковская:

  С какого возраста вы бы порекомендовали девушке, женщине начинать практиковать самообследование с целью профилактики заболеваний молочной железы?

Александр Братик:

В отношении самообследования, конечно, сейчас есть некоторые споры. Долгое время считалось, что самообследования дают результаты, и люди могут выявить и получить значительное успокоение для себя, или же, по крайней мере, выявить новообразования. Сейчас мне больше кажется, что самообследования увеличивают тревожность среди пациентов. Тревога нарастает сразу же, как только женщина обнаруживает, что вся железа состоит из уплотнений. У некоторых женщин худощавого телосложения железы, доли молочной железы очень легко прощупываются, и кажется, как будто они опухоли, а у людей полной комплекции доли могут не пальпироваться и не ощущаться новообразования. Тем не мне и в первом и во втором случае тревога у женщин возрастает, что всё равно ведет к тому, что они обращаются для обследования к врачам. Врачи беспристрастно могут оценить, что же происходит на самом деле в груди, есть новообразование или нет, при необходимости – проводить дополнительные исследования.

Я не сказал, что сейчас существуют новые методы исследования. Они более энергозатратные и дорогие, но дают возможность оценить микроскопический уровень, или же достаточно четкие, ровные границы соотношения новообразований опухоли в груди по отношению к окружающим тканям. Это конечно и компьютерная томография, и МРТ, магнитно-резонансная томография, и позитронно-эмиссионная (ПЭТ) томография, что позволяет вам получить результат, но очень нерационально по финансовым затратам. Поэтому по-прежнему для всех нормальных, здоровых и считающих себя больными женщин в отношении молочной железы остаются обычный осмотр у врача, который решает, ограничиться или не ограничиться ультразвуком, пункционной биопсией и маммографией. 

Тамара Барковская:

  Следует ли лечить мастопатию, нужно ли лечение? Требует ли эта патология лечения?

Александр Братик:

 Мастопатия, я вам говорил, это вариант нормы. В некоторых случаях, когда мастопатия не сопровождается новообразованиями, это называется диффузной формой, умеренно выраженной, она может быть просто наблюдаемой как пациентом, так и врачом. Наблюдения могут происходить либо раз в 3 месяца, в 6 месяцев, в 12. Каждый год посещая врача, женщина может подтвердить, что ничего неблагоприятного за прошедший год не произошло и можно успокоиться, чтобы не заниматься ни самообследованием, ни использованием альтернативных методов обследования и лечения. Или же не ходить по другим врачам, которые, кстати говоря, могут давать разные, зачастую, представления о заболевании, которое есть у женщины. Потому что мастопатию можно трактовать по–разному. Когда у одной и той же категории граждан возникают представления о том, что их диагноз не однозначен, когда разные врачи дают разные мнения, возникают самые неприятные действия, которые сейчас можно представлять, как опасные. Появляется тревога и незащищенность у женщин. Есть мнение одного врача, который говорит про мастопатию и необходимость в проведении операционного лечения, а других два врача сказали, что это вообще не надо лечить, не нужно применять скальпель.

Тамара Барковская:

Что в таких случаях женщине делать?

Александр Братик:

В том и есть большая проблема. Потому что доверия к этим трем врачам уже нет, кто из них больше прав, трудно представить. Наверное, я бы в таких случаях посоветовал, закрыть вопрос в платной медицине и идти в муниципальные учреждения, в которых сидят те же врачи, но пропускающие через себя большой поток одинаковых пациентов. К таким относятся маммологические центры, онкодиспансеры, которые могут оценить, насколько вы находитесь в состоянии угрозы, и нуждаетесь ли вы в дополнительном обследовании, лечении или можно просто наблюдать. 

Тамара Барковская:

Какие меры профилактики может предпринять женщина, чтобы избежать формирования мастопатии? Возможно ли это?

Александр Братик:

 Профилактика, это очень сложный вопрос. Мы возвращаемся к мысли о том, что мастопатия – это болезнь большого города, а молочная железа – некоторый лакмус или же индикаторная лампочка, подтверждающая, что у женщины не всё спокойно в эмоциональной сфере и в состоянии физического благополучия. Возникает вопрос, как можно обеспечить для нормального человека чувства удовлетворения, радости в каждом прожитом дне? Если вы можете закончить сегодняшний день с мыслью о том, что я доволен прожитым днём, я рад всем близким своим и сотрудникам на работе, всем встреченным на улице, не получаю от них негативных эмоций – от этого, наверное, эмоциональное поле и тонус человека может снизиться. Именно причина того, что называется «болезнью большого города», хоть частично может уменьшиться.

К проблеме большого города относится малое движение – гиподинамия пациентов. Очень большое напряжение во время занятий, например, работа за компьютером, большое эмоциональное напряжение при взгляде на экран дисплея, усталость, утомление. Питание так сложно сейчас формируется, так много мнений про него говорят – как надо правильно питаться, как надо подбирать воду. Странно, потому что человек устроен таким образом, что ему надо очень мало: простая пища, хорошая чистая вода, свежий воздух и покой на душе. Они позволят в конце каждого дня почувствовать, что прожит день не зря, получено удовольствие и от общения, и от труда, и от этого болезни большого города смогут немножко отступать.

Тамара Барковская:

Да, я с вами согласна.  Кстати, из своей психотерапевтической практики могу сказать, что есть такое понятие, как фрустрационная устойчивость, толерантность женщины к различным стрессовым каждодневным проявлениям. Здесь влияет не только общая степень невротизации, но и такие моменты тоже.

Как считаете, необходимо ли жителям большого города чаще обращаться к специалистам-психотерапевтам в плане профилактики психосоматических заболеваний? Имеет ли смысл?

Александр Братик:

Простые граждане должны для себя понять, что они не могут справиться сами прежде, чем пойдут специалисту-психологу. Психологи, конечно, наиболее благоприятный способ получения удовлетворения от того, с чем ты не можешь справляться самостоятельно – со своими тревогами, стрессами, или сложными жизненными ситуациями, в которых находишься. Когда это происходит, человек понимает, что «я не могу ни привести себя в порядок, ни испытать чувство покоя в конце дня», или в начале, когда человек настраивается на рабочий лад. Тревога становится системной изо дня в день, неделя в неделю, месяцы, а для многих людей и годы. Мне, например, очень часто приходится слышать рассказы, как люди не отдыхают уже несколько лет подряд. Это преподносится мне в разрезе того, что «У нас хорошие возможности, у меня хватает сил работать непрерывно годами». При этом не понимают, что тело их и психика сильно изнашивается, приходит в состояние, может быть, даже в каком-то смысле необратимых явлений, с которыми нужно справляться специальными средствами и методами.

Тамара Барковская:

Александр Владимирович, скажите, рацион питания влияет на формирование заболеваний молочной железы?

Александр Братик:

  Размышляя на эту тему, я думал, как надо правильно ответить. Представил себе народы, живущие в условиях доминирования привычных, традиционных острых блюд – Индия, Мексика. Там используемые в пищу продукты постоянно раздражают слизистую желудка, заставляют печень интенсивно работать, что для нашей территории, для нашего региона по России нетипично.

В традициях наших предков была очень простая пища, которая росла на территории нашей земли. Конечно же, не бананы и не ананасы. Мясные изделия, мясо было достаточно ограничено в разные периоды жизни, в разные периоды сезона, потому что хорошей возможности консервировать мясо было не так много. Поэтому человек ограничивался очень простой пищей, хорошо обработанной термически. Овощи, фрукты зелень, конечно, присутствовали в летний период, а в зимнее время было много консерваций, всевозможных чаёв. Ещё в прошлом, позапрошлом теперь уже веке, в чеховских произведениях постоянно говорится о том, как люди садились пить чай, и это было доминирующим в их образе жизни. Обсуждения, встречи друзей, сбор семьи за одним круглым столом они обязательно обозначали как «пить чай». Люди пили чай, может быть, съедали какие-то плюшки или что-то ещё. Но при этом это было употребление напитков горячих, размеренное питание. Я почему-то думаю, что обильной еды особенно не было.

В сегодняшней жизни у нас есть возможность получить продукты из Европы, Азии и с экватора. Конечно, с одной стороны, это очень увлекает, с другой стороны усложняет, как мне кажется, жизнь нашему организму, который должен справляться с нетрадиционными аминокислотами, нетрадиционными продуктами, которые надо утилизировать и использовать или не использовать в строительстве нашего тела. После того, как мы получаем энергию, мы берём из пищи ещё и строительный материал. Когда это касается чистой пищи, не сделанной с помощью трансгенных инженерных технологий, если эта пища получена не в результате специальных методов ускорения роста жизни животного или растения, которое мы потребляем, то было бы здорово. Но сейчас, сегодня уже невозможно оценить, какую пищу мы можем съесть, где она простая и где она абсолютно чистая. А раз так, значит, скорее всего, количество пищи должно уменьшаться, чтобы организм мог справиться даже с этими ядовитыми соединениями, которые где-то разрешены. В Европе они запрещены, у нас в России это не обсуждается, мы едим, что попадает в супермаркет.

Общий вывод, что можно было бы употреблять в пищу для того, чтобы быть больше здоровым в отношении заболеваний грудной железы, лежит в других органах, чтобы не угрожало это всё злокачественными заболеваниями. Скорее всего, простая пища с хорошим содержанием жидкости, чистая вода.

Тамара Барковская:

Сколько нужно воды для того, чтобы обеспечить нормальный процесс? Считается что 2 литра чистой воды – это минимум, который должен поступать, помимо других жидкостей, в организм мужчины, женщины. Или 30 миллилитров на килограмм массы тела.

Александр Братик:

  С этим я тоже много мог бы поспорить. Все эти измерения мне как-то странно всегда слышать, когда слышу про категорию. Я практик и вижу, что чаще всего и диагностировать заболевание и слушать, как оно развивается и трансформируется, наиболее просто для тех людей, которые могут услышать сигнал от своего тела. Одним из простых сигналов является жажда, голод, потребность в свежем воздухе, в чём-то ещё. Если человек не хочет пить, какая необходимость ему насильно употреблять количество жидкости, вычисляя из расчета на вес тела? Так же это касается и еды, и количество приемов пищи тоже имеет значение. Если вы едите по малу, 3-4-5 раз за день, это считается более благоприятным. Если ваш организм работает неправильно, мы в большом городе, в Москве, возвращаемся вечером голодные домой, и от того, что стресс спадает, появляется сильное желание поесть. Поэтому, больше половины, мне кажется, жителей с удовольствием удовлетворяют себя почти за весь день вечерними приемами пищи. Может быть, я буду для кого-то казаться спорным, но, тем не менее, так происходит среди моих пациентов. Офисная жизнь женщин предполагает, что они почти не хотят есть завтрак, полдник, немножко съедают в столовой в дневное время. Вечером, когда они расслабляются, возвращаются домой, у них начинается свобода и жизнь, и они здесь употребляют всё, что можно по дороге поймать в супермаркете.

Тамара Барковская:

Не просто расслабляются, а заглушают стресс, таким образом, снимают стресс с помощью еды, очень часто.

Александр Братик:

  Да. Это, с одной стороны здорово, потому что хоть в чём-то происходит удовлетворение, то, о чем я говорил в самом начале. Но нарушается пищевое поведение.

Я представляю сразу же, как здорово живут не офисные работники побережья, например, какого-нибудь, океана или крупного моря, где много рыбы, овощей и зелени, много солнца. Алкогольные напитки в небольшом количестве вполне хорошо могут создавать настроение и снижать стресс рабочего дня. Они, как раз, не нуждаются, мне кажется, в вечернем обильном питании. Они могут в течение дня получать то, что необходимо. У нас такой возможности нет. С одной стороны, конечно, это плохо, с другой стороны, это мобилизует людей, живущих на территории России, к поиску способов, как бороться с трудностями, препятствиями и соблазнами, которые нас окружают каждый день. 

Тамара Барковская:

Но, я всё же думаю, что и в условиях офиса можно сформировать правильные пищевые привычки, так организовать своё питание, свой прием пищи, чтобы в условиях офиса нормализовать своё питание. Сам фактор ожирения имеет влияние на формирование мастопатии? Когда уже есть избыточный вес.

Александр Братик:

Я бы сказал, что само состояние подкожной жировой клетчатки создает очень много неблагоприятных условий в некоторых случаях, а в некоторых, наоборот, защищает женщину от заболеваний. Вам, может быть, покажется странным, но территория, на которой мы живем в России, это территория конечно холодная, и наши предки защищали, я говорю про предков-женщин, а не мужчин, защищали младенцев от переохлаждения. Конечно, жировая клетчатка у женщин, живущих на холодных территориях, северных, более способна к отложению, поэтому нормальные конфигурации тела русских женщин и северных народов — это небольшой избыток подкожной клетчатки. Это не является патологией, это называется норма – генетическая норма для территории северных народов.

Тамара Барковская:

В пределах определенных показателей индекса массы тела. А если это серьёзный избыток, то ведь увеличивается выработка эстрогенов?

Александр Братик:

Да, подкожная жировая клетчатка в большом количестве, когда ее много, дополнительно продуцирует эстрогены, потому что основное его количество продуцируют яичники. Тем не менее, есть то, о чём вы говорите, когда женщина, склонная к полноте, оказывается в положении неумеренного набора веса. Это, конечно, нарушение гормональной функции организма, сопровождается тем, что возникают проблемы и со стрессом, который заставляет человека больше потреблять количество пищи. Но, в первую очередь это генетически наследованный фактор у определенных женщин. Плюс ко всему, нарушения гормонального фона. С этим надо работать. К сожалению, очень трудно приходится бороться и диетологам, и гастроэнтерологам, и психотерапевтам. Это является проблемой не только у нас, но и во всём мире. Высококалорийные продукты, которые мы употребляем так легко; выпив стакан колы, получаем почти половину суточной нормы калорий, а всё остальное ещё не начинали есть. Ещё есть вкусное мясо, есть много жареной картошки и овощей. 

Тамара Барковская:

Очень интересная тема, эмоционального переедания, но это отдельная тема.

Перейдём к такому вопросу: как влияет бельё, ношение неправильно подобранного бюстгальтера на формирование заболевания молочной железы? Это имеет прямое значение, или это косвенный фактор?

Александр Братик:

Да, бельё, конечно, это то, чем мы сжимаем своё тело. Я имею в виду женщин, потому что у мужчин такой потребности нет. Как правило, сжать грудь требуется для того, чтобы красиво обозначить контуры молочной железы снаружи, в области декольте. Это создаёт, с одной стороны, красоту, и женщина получает то, что она хотела, но, с другой стороны, молочная железа имеет проблему с оттоком венозной крови и лимфы. За счёт этого может быть отёк. Такие пациенты обычно, в конце рабочего дня, когда снимают плотный бюстгальтер, говорят, жалуются врачам на то, что у них самая основная боль, точка боли бывает в момент снятия бюстгальтера, потому что грудь повисает, освобождается, испытывает напряжение, тяжесть лимфы. Потом в течение нескольких минут или нескольких часов кровоток и лимфоток восстанавливается, боли уменьшаются.

Моё мнение – подбирать одежду надо так, как вам комфортно. Если вы хотите ходить без бюстгальтера и это прилично в условиях вашей одежды или вашей работы, можно спокойно жить и без него, потому что это всего-навсего поддержка груди, которая, может быть, кому-то нужна. При движении, при беге, например, для женщин, бегающих по утрам, требуется специальный эластичный топик, чтобы не вызывало боль и неприятные ощущения сотрясения. В некоторых случаях, для большой груди, рекомендуют даже одевать 2 эластичных топика одновременно, чтобы грудь была более жесткой, но такие вещи надо делать на ограниченный период времени, пока вы находитесь в нагрузке, или двигаетесь энергично. Затем надо снять и дать возможность свободно функционировать органу, отток и приток крови должен быть свободен.

Подбирать бельё надо так, чтобы Вам было комфортно. Отток и приток крови должен быть свободен.

Тамара Барковская:

Спасибо. Подвержены ли мужчины мастопатии?

 Александр Братик:

 Существует статистика, по которой от 3 до 5% в мире злокачественных заболеваний грудной железы происходит у мужчин. К сожалению, мужчины не обращают внимания на свою грудь, только когда думают о том, чтобы грудные, большая и малая грудные мышцы были более выражены и придавали мужественности. Сама грудная железа, молочная железа у мужчины, практически, не представляет интерес.  Она не вызывает ощущений боли, не сотрясается при беге, поэтому, появление доброкачественного заболевания может быть не замеченным вовремя, очень часто бывает перерождение их в злокачественные – в рак грудной железы мужчины. Такие люди попадают в категорию очень запущенных раков, вытаскивать их из этого состояния намного труднее. У женщины орган, всё-таки, заметный, это эстетический орган и элемент красоты, женщина за ним ухаживает значительно больше. Женщина, вообще, больше ухаживает за собой, чем мужчина.  Сейчас, может быть, есть какие-то изменения, но в целом некая брутальная часть населения обращает внимание, как правило, больше на свои перспективные мысли, решение проблем, преодоление препятствий. Мужчина думает больше о перспективе, женщина - о сегодняшнем дне и о внешности.

Тамара Барковская:

Скажите, у женщин мастопатии перерождаются в рак, в онкологию, или же нет? Или это неправомерное немного понятие, а онкологические новообразования – это несколько иное, но возникающее, может быть, на фоне развёрнутой мастопатии?

Александр Братик:

 Мастопатия и раньше, 25 лет назад считалась предраком. Сейчас это считается вариантом нормы. Это к вопросу о том, как можно трактовать саму терминологию мастопатии. Моё мнение в этой ситуации: диффузная мастопатия, являясь нормой, не нуждается в специальном лечении. Если на фоне диффузной появляются узлы и её врач называет уже узловой мастопатией, то при выявлении доброкачественных опухолей в узловой мастопатии требуется хирургическое лечения, чтобы не допускать перерождения и дальнейшей трансформации в рак.

Раньше мастопатия считалась предраком. Сейчас она считается вариантом нормы.

Тамара Барковская:

То есть, именно узлы могут трансформироваться?

Александр Братик:

 Не эти. Там есть целая категория некоторых градаций клеток, которые могут вызывать изменение, трансформацию и ещё факторы, которые продолжают влиять на эти клетки. Сам по себе злокачественный процесс в молочной железе формируется при совокупности многих факторов. Но узловая мастопатия является предраком, поэтому всегда, когда врач выявляет узловую форму мастопатии, делается операция при доброкачественных опухолях, чтобы не допустить дальнейшую трансформацию и перерождение в злокачественное заболевание.

Тамара Барковская:

Какое наблюдение и с какой периодичностью нужно женщине, если выявили узловую мастопатию?

Александр Братик:

Узловая мастопатия, выявленная у женщины, у разумной женщины, требует хирургического лечения. Если она сама себе говорит: «Я отказываюсь», бывает такое редко, но иногда бывают такие странные поступки.

Тамара Барковская:

И размер узла не имеет значения?

Александр Братик:

 Чаще всего, нет. Потому что важно качество узла, и какие клетки этот узел содержит. В этом случае наблюдать за женщиной, которая отказалась от операции, можно только для того, чтобы статистировать, в какую группу пойдет этот случай, в какой вероятности разовьется рак. Может быть, этого не произойдёт никогда, а может быть, с каким-то процентом доли вероятности из-за этого узла у женщины, отказавшейся оперироваться, или она вовремя не обратилась, не обратила внимания на это образование, произойдет перерождение в рак. Это очень неприятно, поэтому хотелось бы, чтобы люди могли понимать, что и обследование, и хирургическое лечение доброкачественных опухолей легки и не травматичны, имеют лёгкий исход. Косметический эффект после таких операций абсолютно позволяет думать о том, что не будет видно последствий, что лучше пролечиться и продолжать жизнь свою без мыслей о том, что может угрожать жизни в дальнейшем. 

Тамара Барковская:

Маститы, группа воспалительных заболеваний молочной железы. Как они возникают?

Александр Братик:

Маститы - это воспалительные заболевания, не связанные абсолютно с опухолью, перерождением в тканях молочной железы. В маститах обязательно присутствует воспалительный агент, бактериальный агент или другой возбудитель, вызывающий тканевое воспаление. Чаще всего это слово применяется по отношению к женщинам, находящимся в неспокойном состоянии молочной железы, когда происходит лактация. В это время протоки млечных путей открыты, и, кроме молока, которое грудь выдает в окружающий мир для удовлетворения голода ребенка, через сосок в протоки изо рта, из губ ребенка попадают бактерии, которые находятся в нашей среде, и являются даже сапрофитами, простыми, допустимыми в норме кожными стафилококками и всевозможными возбудителями, находящимися на нечистой коже. Но, чаще всего тяжелый мастит развивается при гноеродных, злых, агрессивных бактериях, проникающих внутрь. В этом случае воспаление в груди, приходится лечить жесткими методами. Если же это будет выявлено на ранних этапах, есть много способов исключить оперативное лечение и предотвратить развитие заболевания. Подтвержденный гнойный процесс можно вылечить в молочной железе без хирургии.

Маститы - это воспалительные заболевания, абсолютно не связанные с опухолью, перерождением тканей.

Тамара Барковская:

Симптоматически первично как проявляют себя маститы? На что женщине впервые обратить внимание, прежде всего?

Александр Братик:

Женщина чувствует боль в груди. Со временем на этом месте появляется уплотнение, позже, кроме уплотнения, проявляется покраснение кожи, приводящее в самых худших запущенных случаях к появлению белого пятна. То есть некроз, развивающийся внутри, например, воспалённой кисты, стремится прорваться наружу. При этом происходит проплавление мягких тканей вплоть до кожи.

Тамара Барковская:

Это уже очень опасное состояние.

Александр Братик:

 Это способ организма защитить себя от заболевания. Когда любой гнойник вскрывается наружу, происходит самоизлечение. Никакие врачи в этом случае не нужны, но могут быть очень тяжелые последствия: сепсис и даже смерть. Поэтому необходимо обращать внимание. И боль, и лактация, и покраснение, и уплотнение в груди требует хотя бы внимания со стороны врачей, однократного взгляда на то, как выглядит грудь, сосок, и ареола.

Тамара Барковская:

 Что делать женщине, кормящей маме, чтобы предотвратить появление мастита?

Александр Братик:

 Стараться выполнять всё, что касается её ощущений. Ей надо удовлетворить голод ребенка, она это делает. Затем, после того, как ребёнок уснул, желательно обработать кожу соска и ареолы чистой водой. Нужно проследить за тем, трескаются ли соски с ареолой, чтобы не допустить проникновения бактерий уже через кожу. Для этого существуют антибактериальные и антисептические мази, которые хорошо защищают. Бепантен защищает кожу, чтобы не развивался мастит.

Тамара Барковская:

 В последние десятилетия мастопатии и маститы по количественному компоненту выросли в популяции как заболеваемость, или нет?

Александр Братик:

Нет, я думаю, что всё происходит на одном уровне. Количество антибактериальных препаратов, которые сейчас есть, конечно, оказывает некоторым образом, с одной стороны, позитивную, с другой стороны очень негативную роль. Потому что самолечение, которое в России существует, в Европе, например, в некоторых странах такое сейчас вообще запрещено, вызывает появление штаммов бактерий, абсолютно не чувствительных к всевозможным возбудителям. Поэтому приходится лечить одновременно несколькими антибиотиками: внутривенными, парентеральными, внутрикожными, пероральными, и приводить это всё в состояние хирургического лечения, чтоб вскрывать и дренировать гнойные полости. Лучше всего выслушать один раз врача, и услышать, как он советует лечиться.

Тамара Барковская:

 Александр Владимирович, спасибо за интересную беседу!